Read Manga Mint Manga Find Anime Dorama TV Libre Book Self Manga Self Lib GroupLe

Сообщество Сказки, сказки, сказки....

Рейтинг: 8,24/10 Всего голосов: 72

Приглашаю всех, кто любит сказки и кто не боится  поделиться своими фантазиями, со мной.

Ах да!
Разрешите представиться )
Я собиратель сказок и волшебных историй )
Меня зовут - Лис )
 Приятно познакомиться )






Теперь есть место где можно придумать и сохранить много историй про маленьких человечков, про крольчонка Шлепика и много других забавных
сказочных героев...
Моя племяшка, обожает сказки, растет и сказки другие )

Комментарии (72)

fevralika
14:14 07/12/16
Безумная_кошка А должна? Мне нравится читать хорошие умные сказки, а писать их я не умею. Здесь нужен особый талант: фантазия!
Oльга
13:47 07/12/16
Безумная_кошка, мне уже жалко грешников )
Oльга
13:46 07/12/16
fevralika, а куда я денусь, пока есть для кого писать...
Oльга
13:45 07/12/16
Домовой_, хм... думаю, ридовским сказочникам предложение покажется заманчивым )
fevralika, а почему ты сама не попробуешь? :3
Домовой_, мурк^^ главное чтоб сказка была доброй и пушистой, как мой хвост ;))))
Домовой_ 
13:41 07/12/16
Безумная_кошка, сказка на двоих тоже неплохо)
Домовой_ 
13:40 07/12/16
Безумная_кошка, чешу за ушками)
Oльга, да будет сяк, да свершиться мстя */\*
Домовой_, я тож персональную сказку хотю =\ но сначала хочу почесушек =3
fevralika
13:20 07/12/16
Oльга, хорошо, не буду злоупотреблять, только иногда. Но мне действительно нравятся Ваши сказки. Пишите!
Домовой_ 
12:55 07/12/16
Oльга, персональную)
Oльга
12:03 07/12/16
Домовой_, персональную или вообще? Я чисто поинтересоваться...
Домовой_ 
11:38 07/12/16
хочу сказку
Oльга
10:57 07/12/16
fevralika, Вам спасибо ) Вы меня смущаете - столько комплиментов...
fevralika
10:45 07/12/16
Oльга, здравствуйте! Обожаю ваши сказки! Читаю с великим удовольствием и мне все очень нравится! Поражаюсь вашей чудной фантазии и мастерским владением словом. Спасибо!
Oльга
10:00 07/12/16
Безумная_кошка, амен )
Oльга, тогда следующий свой запой я проведу ТАМ и покажу им кузькину мать, шоб жизня им медом не казалась =\
Oльга
09:28 07/12/16
Безумная_кошка, будильник придумали в аду )
Oльга, какой монстр ваще решил, что люди - это утренние пташки?!!!
Oльга
08:58 07/12/16
Безумная_кошка, утро - оно такое утро ) Ладно, не скажу )
Oльга, нэээээт! Меня донимают утро и утро и ещё раз утро т.т и не мною ка соседка, ток ей не говори ;)
Oльга
02:12 07/12/16
Безумная_кошка, э? По каким мозолям и чем? Давай предельно четко, простыми предложениями, как для умственно недоколыханных, позязя ) Тебя эльфы донимают?
Oльга, прям по кровоточащим мозолям моей души т.т
Oльга
01:30 07/12/16
Его Эльфийское Высочество сидел на подоконнике и сосредоточенно терзал струны изящно оформленной лютни. Лютня отчаянно сопротивлялась. Струны жалобно завывали, словно стая оборотней в полнолуние. Его Высочество хорошо поставленным баритоном тянул в лад что-то залихватски-заунывное: то ли цыганско-казачье, то ли из репертуара потомственных акынов. Время от времени, певец прерывался на глоток чаю из полулитровой кружки с надписью «кофе», блаженно жмурился и с прежним энтузиазмом возвращался к прерванному занятию. - Только тебя для полного счастья и не хватало! – проворчала Безответная Королевская Любовь, пяткой захлопывая дверь апартаментов под номером 15 «а». От резкого движения с ножки Безответной Любви соскользнул шлепанец, что никак не добавило даме настроения и обходительности. Впрочем, Его Высочество ничуть не смутился данным обстоятельством. Он вообще, крайне редко смущался. - Не хватало?! Правда?! – несказанно обрадовался остроухий принц. - Нет! – отрезала дама. Дама носила гордое имя Рин и отличалась крайне упрямым нравом. Кавалер слегка огорчился, надрывно вздохнул, шумно отхлебнул из кружки. Дама обернулась на звук, прищурилась внимательно и недобро: - Это. Моя. Кружка! – отчеканила она, - И. Мой. Чай! - Да ладно тебе! – Его Высочество резво метнулся под защиту плюшевого зайца, бессменно обретавшегося на подоконнике. Заяц остался равнодушным к оказанной чести, бессмысленно таращась в пространство глазами-пуговицами. Впрочем, могло случиться, что он уже приблизился к постижению дзэна, обрел просветление и даже достиг нирваны… но это, увы, совсем другая история… - Тебе чаю для меня жалко, да? – Его Высочество подпустил в голос тщательно отмеренную слезу. - Не-а, - Безответная Любовь равнодушно мотнула головой, - Могу даже утопить тебя в этой кружке, хочешь? - Не хочу, - подумав, признался принц, - Эх… Да уж, нелегко живется на свете, если ты цветочный эльф ростом с полтора спичечных коробка… Погрустив о тяжкой эльфийской доле, Его Высочество перепорхнул на стол и с головой погрузился в исследование внутреннего мира ближайшего из шоколадных эклеров. Злокозненный эклер на посягательство ответил откровенной агрессией, перемазав высочайшую особу с ног до кончиков крыльев заварным кремом. - Ну, и наглая же ты морда… сир! – восхитилась Рин, - Заявился без спросу, чай выпил, пироженки мои тыришь… - Я не наглый, - охотно и радостно возразил принц с, поистине кошачьей, грацией облизывая пальцы, - я изобретательный. Меня папа послать хочет. Далеко. К гномам. С миссией. Вот, я и решил у тебя спрятаться пока что: в человеческой об-ща-ге принца никто искать не будет. Правда, здорово придумал? - Угу, здорово… - медленно согласилась Рин и принюхалась, - Чувствуешь? В комнату неторопливо, крадучись, вползал аромат цветущего луга, сверкающие пылинки закружились в воздухе. Вентиляционная решетка сорвалась с места и грохнулась об пол. Вслед за решеткой вылетела золотая с камешками королевская корона. Последним на пол шмякнулся основательно запыленный остроухий дядечка самых дюймовочных габаритов, но при шпаге и орденах. - Папа… - придушенно пискнул Его Высочество и, увлекая за собой даму сердца, ломанулся в приоткрытую форточку. - Стой, придурок! – заорала непочтительная дама, - Я же не эльф – я застряну! И застряла. Качественно так застряла – ни взад, ни вперед. - Да что ж у вас за форточки такие… дореволюционные?! – от отчаяния Его Высочество едва не расплакался самым недостойным принца образом, но быстро передумал. Изобразил бурную деятельность, совершив пару безуспешных попыток вызволить невинную жертву необарочной архитектуры. Признал окончательное поражение, махнул рукой, сплюнул и, для успокоения нервов, показал язык венценосному папеньке. Папенька покраснел, потом побагровел, пошел пятнами и кинулся мстить. Увы, благородный порыв разлетелся вдребезги об оконную фрамугу и на том заглох. Погрозив кулаком недостойному отпрыску, Его Величество впал в глубочайшую задумчивость. Воцарилось молчание. Где-то неподалеку голосило караоке, по проспекту проносились машины… В воздухе ощутимо повеяло скукой. Король размышлял, принц зевал, Рин спешно постигала технику полного выдоха по системе ци-гун в тайной надежде – а вдруг, получится извернуться и выскользнуть. Торчать из форточки, ожидая в мультипликационной позе пришествия слесаря, ей совершенно не улыбалось. Поинтересоваться мнением форточки на этот счет, традиционно, никто не удосужился. Время тащилось медленно, как пресловутый рыбный обоз, с которым однажды в Первопрестольную явился небезызвестный архангельский паренек… Прозрение случилось неожиданно и сразу. Эльфы синхронно подскочили на месте, бросились к стеклу, бешено жестикулируя в отчаянном стремлении донести друг-до-друга, что-то из азбуки глухонемых. Причем, чаще всего повторялся жест, которым хозяйки солят кипящий на плите суп. Его Высочество взвился в воздух, внезапно швырнул в лицо Рин целую пригоршню искрящегося порошка. В носу невыносимо защекотало. Рин чихнула раз, второй… оконная рама возмущенно взвизгнула… Истосковавшаяся пленница, вырвалась на свободу, словно пробка из новогодней бутылки шампанского, взмывая выше зеленых насаждений, рассеивая блестки под аккомпанемент восторженного королевского свиста. - Стой! – взвыл Его Эльфийское Высочество, - Это же не сказка о Питере Пэне! Ты не можешь, вот так просто, взять и полететь! Пылюка на это не рассчитана! Непочтительная дама ответила неприличным жестом. Принц выругался совершенно неподобающе и пнул оконный переплет. Его Величество одобрительно хмыкнул, поправил корону, стащил с тарелки последний эклер и выпил на брудершафт с плюшевым зайцем. После чего отвесил отпрыску отеческий подзатыльник и, с эклером наперевес, скрылся в вентиляции. Отпрыск схватился за голову. - Рин. Рин! Эй, Риин… а куда пирожные подевались? – Неожиданно осведомился он голосом соседки по комнате, - Три же было, я точно помню! - Эльфы сожрали, - не открывая глаз, просветила студентка. Мир, пропитанный ароматами цветущего луга, осыпался облачком блесток и растаял, - Или мыши. - Какие эльфы? Ты еще спишь, что ли? – Настюха скрипнула дверцей шкафа, зазвенели ложки. - Угу, - Рин перевернулась на другой бок и попыталась догнать исчезающий сон. Сон увернулся, успешно смылся в краину грез и иллюзий. Утро настойчиво лезло изо всех щелей, заговорщицки подмигивая бледным осенним солнцем, - Ыыыаххх… Мням… Ой. Что у нас первой парой? - Детская литература. - Аааа… то-то мне страсти по Андерсену снятся… Рин обреченно вздохнула, нашарила тапки и на автопилоте побрела к умывальнику. Плюшевый заяц проводил ее взором полным неиссякаемого терпения и мудрости бамбукового востока. Из-за широкой заячьей спины, озираясь и прижимая к груди верную лютню, выбрался Его Эльфийское Высочество, расправил серебристо-прозрачные крылышки и упорхнул в рассвет. С добрым утром! )))
fevralika
18:50 14/10/16
Oльга,Спасибо! Все так здорово, аж дух захватывает! Вы печатаетесь? Слишком хорошо для простого баловства (извините). "ветхие тучи" - это что-то! все такое брызжащее, пульсирующее, хрустально-звездное на слух, звук и даже вкус...
Oльга
16:35 14/10/16
Осень, листья и немного сказки... Вороха палой листвы пружинили под ногой. За ночь осень почти дочиста ободрала деревья, и они смущенно оцепенели, стыдясь своей внезапной наготы. Старый парк, насквозь просвеченный неярким предвечерним светом, вдруг превратился в мимолетный набросок на застиранной джинсовке октябрьского неба, притих и замер в предчувствии дождя. Алиса брела по тропинке, задумчиво разглядывая лимонно-желтый, в зеленоватых прожилках кленовый лист. Лист был прохладным, с едва уловимым запахом реки и замшелой древесной коры. - Эта осень запуталась в дождях, словно золотая рыбка в стариковом неводе, - сказала Алиса листу. Лист молчал, распластавшись на ладони экзотической бабочкой, вяло подрагивал вырезными крыльями, но даже не старался взлететь. Алиса подбросила лист и легонько дунула вслед. Внезапный порыв ветра подхватил его, закружил, умчал , подгоняя все быстрее, все выше, выше… - Куда его несет? – спросила Алиса, - Куда вообще, улетают опавшие листья? - Об этом знает только осень, - ответил Чеширский Кот, - Осень и своевольный октябрьский ветер… Кот появился, как всегда, неожиданно и ниоткуда, вольготно растянулся на запорошенной листопадом скамейке, мерцал осенним золотом глаз, тихо улыбаясь собственным мыслям. - А листья? Листья знают? - Листья верят, что там, куда они прилетят, будет лучше и интереснее, чем там, где они были. Иначе, для чего бы им так легко срываться со знакомой ветки? Вот только добраться до этого таинственного «там» удается лишь самым смелым и отчаянным. Остальные пугаются неизвестности и опадают на землю, потому что страх подрезает крылья и тянет вниз… - И что дальше? - Дальше? Я не знаю. Но ходит слух, что улетевшие осенние листья возвращаются с приходом весны. Правда, их никто не узнает, настолько меняет их время и дорога. И кто знает, быть может, твой сосед – тот, что так любит смотреть в небо – бывший лист из дальнего-дальнего леса. - Снова сказка… - разочарованный вздох рванулся к низким облакам, но на пол-пути запутался в паутине ветвей, да там и растаял. - А что плохого в сказках? – Чеширский Кот удивленно приоткрыл левый глаз. - Я стала слишком взрослой для них... - По-моему, ты слегка в чужом уме, - подумав, заявил Кот. - Как можно быть в чужом уме? – засмеялась Алиса. - Когда говоришь о вещах, до которых додумалась сама, ты в своем уме. А когда повторяешь чужие мысли, то в чужом, - пояснил Кот. Алиса вздохнула еще раз. И еще. Помолчала, отвернулась, пнула рыже-пестрый ворох: - Они говорят: сказки для малышей. Они говорят, что не бывает мандариновых гномов и зеркальных замков. Что пора перестать верить во всю эту чушь и, наконец-то, вырасти… - Разве? – Кот потянулся, выгнув спину, - Разве нужно слушать тех, кто ничего не понимает в сказках и чудесах? Неужели можно отказаться от прекрасного и необыкновенного только потому, что кто-то другой в него не верит? Кот улыбнулся самой широкой изо всех своих улыбок. - В сказки и чудеса просто необходимо верить, только тогда они случаются, - убежденно сказал он. - Даже осенью? - Особенно осенью. Если начнешь верить прямо сейчас, то как раз, успеешь до ужина. Алиса закрыла глаза и принялась верить изо всех сил. А вокруг – на дорожках, за деревьями, на скамейках и среди опавших листьев – прятались чудеса со сказками и изо всех сил верили в Алису. Им очень хотелось случиться еще до ужина.
Oльга
13:38 14/10/16
На двоих. Зарисовка Дракончик танцевал в воздухе. Золотая чешуя резко блестела в золотом свете, спиралью завивался зазубренный хвост, распахнутые крылья выписывали причудливые узоры на облачном полотне. Полотно было старым, линялым и изношенным. Через прорехи и потертости сквозила светло-синяя изнанка, и прорывались снопы солнечных лучей. Казалось, небо приберегло для нынешнего дня свои самые ненужные, самые ветхие тучи. Налетающий порывами ветер трепал их, раздирал в клочья, расшвыривая обрывки по всем сторонам света. Ветер озорничал – носился вприпрыжку по верхушкам деревьев, морщил озерную воду, напевал странные мелодии без начала и конца на таинственном языке, понятном лишь ветрам и драконам. - Ну, и погодка! Дождь, наверное, будет… – проворчала мартышка, примостившаяся на корявой ивовой ветке, - Дождь будет, говорю. Тигренок, которому предназначались ее слова, недовольно дернул ухом, но ничего не ответил, продолжая пристально всматриваться в небо. Мартышка фыркнула, взобралась повыше и принялась чистить какие-то орехи. Скорлупа с шипящим шорохом посыпалась в воду. Тигренок неторопливо повернул голову на звук, перевел взгляд на неряху… Он просто смотрел, но мартышка отчего-то беспокойно заерзала и, не докончив позднего обеда, опрометью ринулась собирать мусор. А после рванула к ближайшим зарослям и только там, оглядываясь и поджимая хвост, шепотом высказала все, что думает о кошмарных злющих тиграх и о том, что никогда, ни за что больше не будет разговаривать ни с одним зверем. Поклявшись себе в этом страшной обезьяньей клятвой, она немедленно затеяла беседу с совершенно незнакомой вороной, посплетничала с мимобеглой лисицей… словом, продолжила жить насыщенной, полной событьями жизнью. Что касается Тигренка, он немедленно забыл о случившемся, ведь у тигров есть над чем поразмыслить, кроме мартышек и ореховой скорлупы. Тигренок думал о новой затее Дракончика, о его непонятной уверенности в самых невероятных вещах, из-за которой с Дракончиком вечно случаются какие-то Приключения и Происшествия. - Фантазер! - ворчал Тигренок себе под нос, - С чего он решил, что лунные фениксы прилетят на наше озеро? Да еще сегодня… Дракончик завершил свой танец особенно изящным пируэтом и отвесно спикировал на берег. Тигренок привычно скользнул в сторону. У самой земли Дракончик резко выровнялся, заложил крутой вираж и аккуратно приземлился в куст маргариток. - Выпендрежник! – хмыкнул Тигренок. - Зануда! – отозвался Дракончик, плюхнулся на хвост, спросил, - Ну, как? Тигренок посмотрел на Дракончика, посмотрел на небо, где синева и ветер, одобрительно ухмыльнулся: - Отлично! Вечер обещает быть ясным. Только вот, ветер… - Разгонит последние тучи и утихнет. Я договорился, - Дракончик вздохнул, - С ветрами так трудно общаться… Тигренок промолчал. Тигры не умеют разговаривать с ветрами и звездами. Зато они лучше прочих понимают тайные мысли леса и гор, шепот текущей воды и пути всего, что движется по земле и под землей. Впрочем, тигры не любят об этом распространяться… - Пошли, съедим что-нибудь, - сказал Тигренок, - позже вернемся. *** Осенний день догорает стремительно. Солнце улепетывает во весь опор и, с разбегу, ныряет за горный кряж. Ночь выходит на прогулку, рассыпая звезды из дырявых карманов, и огромная, холодная луна в полном осознании собственной красоты появляется над горизонтом. - Ты уверен, что все получится, блестяшка? – спросил Тигренок. - Конечно! – ответил Дракончик, - Обязательно получится, вот увидишь! Они обязательно прилетят. Надо только немного подождать. И они стали ждать, прислушиваясь к голосам ночной чащи и посматривая на луну. Луна совершала свой путь неторопливо, с величавым достоинством, пока не оказалась точно над крошечным лесным озерцом, круглым... как луна. Задержалась, вглядываясь, словно в зеркало, в прозрачную воду… Вдруг, с ее сияющего диска спорхнули невероятной красоты птицы. Их оперенье мягко мерцало голубым серебром, с длинных хвостов осыпались искры. Птицы кружили над озерцом, в полете подхватывали с поверхности воды лунные блики и пели. Нежные и чистые звуки завораживали, баюкали. Дракончику и Тигренку чудились неведомые земли под чужими небесами и ребристые скалы, изрезанные угольно-черными тенями, и острый блеск ледяных звезд, и… Птичья стая давно улетела, лишь несколько оброненных перьев невесомо покачивались на воде, медленно истаивая в мерцающем блеске. - Полосатый, ты тоже это видел? Это было взаправду? – выдохнул Дракончик. Тигренок кивнул. - Я всегда мечтал их увидеть, - признался Дракончик, - Если честно, я боялся, что они не прилетят. Что лунные фениксы, всего лишь, сказка… - Что?!! – взвился Тигренок, - Ты же сам говорил! Ты… - Я верил, - сказал Дракончик. И Тигренок подумал, что, наверное, так правильно. Что нужно только отчаянно поверить в сказку и немного подождать. Разгонять мартышек и облака. И тогда сказка обязательно случится. А еще он подумал… Впрочем, я не стану рассказывать, о чем думают тигры, глядя на воду крохотного лесного озерка круглого, словно полная луна. И о чем думают драконы тоже не стану. Но, наверное, здорово, когда в жизни случается сказка. Разве я не права?
fevralika
13:16 04/10/16
Какая прелесть! Случайно сюда заглянула, просто так, из чистого любопытства, а здесь такое чудо - Звездопад! И Осень в главной роли! Спасибо! Очень понравилось! И про дракона тоже! Может позже еще что почитаю....:-)
Oльга
10:39 16/09/16
Звездопад - Мне нужны бусы, - сказала Осень. У Осени были глаза цвета дождя и россыпь мелких веснушек на носу и скулах. Она сидела на моем подоконнике, болтая ногами в разношенных сандалетах, теребила прядку непокорных, с закатным отливом волос. По комнате тек запах антоновских яблок. - Мне нужны бусы, - повторила Осень, - Завтра день моего рождения. - Будут тебе бусы, какие захочешь, – обреченно пообещал я, прикидывая, хватит ли остатков гонорара, чтобы оплатить неожиданную покупку. - Честно-честно? - Честно-честно. - Тогда, пошли! Осень соскочила с подоконника и, вприпрыжку, бросилась к выходу. Ее сандалеты пролопотали по ступенькам вниз – прыг да скок. - Не спеши! – крикнул я, торопливо шнуруя кроссовки, распихивая по карманам: бумажник, связку ключей, - Подожди меня! Она послушно остановилась, нетерпеливо переминаясь с носков на пятки: короткие штанишки, цветная рубашонка с рукавами фонариком. В правой руке сачок, в левой – прозрачный пластиковый пакет. - Я буду их ловить, а ты – собирать те, что упадут на землю, - сказала Осень, - Мы поедем на твоей машине? - Да, - ответил я, - Кто такие, «они»? - Мы сделаем из них бусы, - сообщила Осень, словно поверяла страшную тайну. - Из кого? - Ты что, глупый? - Она забралась с ногами на переднее сидение и мотнула головой в сторону вечереющего неба, - Из падающих звезд, конечно! Поехали? - Куда? - Я покажу. Мы оставили за спиной дом, город и закат. По шоссе, после - по грунтовке, через холмы и ложбины, залитые тенью. Мимо перелесков и полей, пока не остановились на взлобье заросшего мелового бугра. - Это здесь. Я заглушил мотор, погасил фары и вышел приветствовать последнюю ночь августа. Было прохладно – гораздо прохладней, чем в городе. Сухо и горьковато-пряно пахли спелые травы. Бархатно-черное, подернутое звездной изморозью, небо раскинулось над головой. Задумчиво стрекотали цикады. - Рановато, - вздохнула Осень, - придется немного обождать. Она примостилась рядом, на расстеленной куртке, подперев кулачками острый подбородок. Болтала ногами. Смотрела на звезды. Млечный Путь тек между нами искристой рекой. - Чего мы ждем? – спросил я. - Звездопада. А ты уже дописал свою книгу? - Почти, - сказал я, пытаясь уловить загадочную связь между звездопадом, книгами и ожиданием, - Мне кажется, в книге не хватает истории о маленькой Осени, гонявшейся за бабочками в городском саду.И о Сказочнике, которого поймали в сачок, перепутав с особо крупным мотыльком. - Тебя нельзя принять за мотылька. Я всегда знала, что ты сказочник. - Откуда? - Просто знала. Мы знакомы тысячу жизней или немного меньше… - она улыбнулась так лукаво и мудро, что любой бы понял: перед ним, действительно Осень. Настоящая. - Между прочим, Осени полагается быть сопливой и грустной. А не носиться с сачком за мотыльками, сказочниками и падающими звездами, - заметил я. - Глупый, сопливая и грустная – это простуда. А я – Осень. - И правда… - я зевнул, - Когда уже начнется этот звездопад? - Скоро, - сказала Осень, - Звезды ужасно пугливы, поэтому, нужно сидеть тихо-тихо. И ждать, - она подумала секунду, потом прибавила, - Мне нужны бусы. Мы сидели в молчании, под стрекот цикад, и ждали. Звездный купол неторопливо и невесомо поворачивался над нами, перемалывая время. Звезды, до краев налитые холодным сиянием, гроздьями свешивались с неба, и оно все ниже клонилось к земле, едва не задевая пушистые метелочки ковыля. Небо готовилось отряхнуть звезды, словно созревшие яблоки. - Смотри! – тихо шепнула Осень. Первая звезда скатилась с вышины и исчезла в траве. Я наклонился и подобрал сверкающую голубовато-серебряную капельку. Осень взмахнула сачком – вторая капля затрепыхалась на дне пойманной рыбкой. - Ух ты, какая! Синяя-синяя! - Осень радостно засмеялась. Она ловила звезды, как дети ловят речную мелюзгу на теплом мелководье. - А у меня белая. И крупнее твоей! - Еще одна! Золотая! Звезды осыпались с едва уловимым хрустальным звоном. Светлячками подмигивали из травы. Звезды над головой, звезды под ногами… Их можно было собирать, словно землянику… Осень сидела на моей куртке посреди сияющего великолепия и старательно, высунув кончик языка, нанизывала добычу на паутинку. Ей очень хотелось быть красивой в день своего рождения. Пакет стремительно пустел. Бусы становились все длиннее. Искристая нитка змейкой вилась по земле. - Они слишком длинные, - усмехнулся я, - Еще пару бусин, и ты завернешься в них, как бабочка-шелкопряд в кокон. Осень повернула голову и очень серьезно, по-взрослому, посмотрела на меня: - У меня день рождения, - сказала она, - И мне нужны бусы. Очень красивые и очень длинные. Очень-очень. Я поношу их совсем чуть-чуть и отдам Зиме. Понимаешь, у нее же нет своих падающих звезд, а без этого никак нельзя, – Осень вздохнула, - Звезды срываются с неба, чтобы сбылось чье-то желание. Очень обидно, когда встречается что-то стоящее, а у тебя под рукой нет ни одной падающей звезды, даже самой завалящей. Ты мне поможешь? В ее глазенках, словно в озерной глубине, отражались искристые звездные россыпи. - Понимаешь, - сказала Осень, - есть такие желания, которые просто обязаны исполниться. Самые важные. Самые-самые, понимаешь? Я промолчал. Да слова и не были нужны. Она была права. Осень всегда права – я это знаю. Ведь, мы знакомы с ней тысячу жизней или немного больше… Я взял пакет и отправился собирать звезды.
Oльга
17:00 16/08/16
О рыцарях, драконах и традициях Дракон был огромен, потрясающ и сердит. «Мамочки мои! – пронеслось в голове Доблестного Рыцаря, - Какой же идиот выдумал, что на эту зверюгу можно ходить в одиночку, с мечом , копьем и благословением падре Иннокентия? Да мы с Россинантом запросто поместимся в его пасти! Вдвоем и сразу!» Рыцарь уже тысячу раз пожалел о данном сгоряча обете и неудачном выборе Дамы Сердца, ибо леди Иризия оказалась натурой капризной, склочной и не такой уж неземной красавицей. А если принимать во внимание характер и безудержную фантазию в плане подвигов, так и вовсе - ничего особенного. Теперь пришла пора расплачиваться за собственную неосмотрительность… Рыцарь судорожно сглотнул. - Ты что разорался с утра пораньше? – недружелюбно рявкнул Дракон и расчетливо выдохнул клуб вонючего дыма прямо в морду рыцарскому коню. Бедное животное попятилось, припадая на задние ноги так, что, не вцепись Рыцарь изо всех силенок в поводья, лежать бы ему на площадке у пещеры, дрыгая руками-ногами на манер перевернутого жука. – Написано же: прием самоубийц и придурков с 13:00 до 18:30. Слева от входа в пещеру высилась полированная базальтовая плита самого канцелярского вида и свежепроцитированного содержания. - Ты читать-то хоть умеешь, контуженный? - Умею! – гордо проблеял Рыцарь, признавший тщетность попыток придать голосу подобающие силу и глубину, - И читать, и писать, и дроби с процентами… - Ай, молодца! – откровенно издевательски перебил Дракон, - Тогда, какого Крылатого Предка ты разбудил меня в пять утра? - Я вызываю тебя на бой! – вложив во фразу должную норму патетики, пискнул Рыцарь. - Ясно. – Дракон философски вздохнул, - Какой-то дуре срочно потребовалась моя голова? А ты, значит, готов жизнь положить ради ее маленького каприза? Рыцарь утвердительно качнул плюмажем. Сражаться расхотелось совершенно. Погибать в заведомо проигрышной битве, тем более. Пусть даже, менестрели потом и воспоют геройскую кончину по всем правилам – покойнику от этого веселее не станет. - Нет, ты скажи мне, - продолжал разглагольствовать Дракон, - зачем? - Традиция, - пожал дребезжащими латными наплечниками Рыцарь. - Традиция… Ну-с, начнем? - А есть варианты? *** Несравненная леди Иризия, позевывая и пиная носком вышитого башмачка оброненное служанкой яблоко, грациозно выплыла на балкон родового замка прогуляться на сон грядущий. Предвечернее солнце, ласковое, но уже не жаркое, золотом заливало осточертевший идиллический пейзаж: холмы, перелески, крестьянские поля, пойменный луг и неспешно трусящего по дороге одинокого рыцаря. Рядом с рыцарем на розовой атласной ленточке, словно на поводке, блистая начищенной чешуей, важно вышагивал здоровенный дракон. Время от времени, к восхищенному ужасу случайных зрителей, дракон показательно пыхал огнем и старательно скалил полуметровые зубы. Парочка остановилась под замковой стеной точно напротив балкона. В замке ударили набат, забегали лучники. Рыцарь откинул забрало, сложил ладони рупором и заорал во всю мощь луженой глотки: - О, Прекрасная Леди! Ваше желание исполнено! Дракона брать будете? - Остолоп! – наплевав на правила куртуазии и благородное воспитание завопила Прекрасная Леди, - Я просила одну голову, а… - А как бы я ее сюда дотащил? – обиделся Рыцарь, - Да и в двери она не пролезет. И во дворе мешаться будет… Берите целого, миледи Иризия – в хозяйстве пригодится. Словно подтверждая его речи, дракон повернулся, эффектно подставив заходящему солнцу сверкающий гребень. Золотисто-зеленый глаз насмешливо уставился на Даму Рыцарского Сердца. Дракон принюхался, нарочито, напоказ облизнулся. - Нет!!! – тем особым визгом, что сигнализирует о появлении в поле женского зрения Невообразимо Ужасного Создания (паука, лягушки, мыши и им подобных), взвизгнула миледи, - Убери… те его немедленно!!! - Все, что пожелает моя госпожа! Доблестный Рыцарь развернул коня и неспешно потрусил в закат. Дракон важно вышагивал рядом, временами бросая косые взгляды на медленно удаляющийся замок. На его физиономии играла ироничная ухмылка. Леди Иризия рухнула в ближайшее кресло, в два глотка ополовинила объемистый кувшин крепленого вина: - Все-все-все! Никаких больше драконов, подвигов, рыцарей! Завтра же замуж! Хватит с меня этих дурацких традиций! Господи, чуть не сожрали! *** - Завтра на этом же месте! – жестко потребовал Дракон, едва ближайший лесок скрыл их от посторонних глаз, - Один стандартный сундук, как договорились! Рыцарь кивнул. Постоял, переминаясь с ноги на ногу: - Эээ… послушай… я все хотел спросить – что драконы делают с золотом? - Ничего. - Ничего?! Совсем?! Но для чего тогда… - Традиция, - ухмыльнулся Дракон. И подмигнул.
Oльга
06:06 08/08/16
Доделала одну старую вещицу. Надеюсь, получилось не очень отстойно...
Oльга
06:04 08/08/16
Могло быть и хуже... Подумаешь, подломился каблук! Всего делов-то: скинуть обувку да перебежать на ту сторону улицы (а до середины я уже дотопала, между прочим). Нет, ножки не замерзнут – середина мая, как-никак. Дорога абсолютно пустая, только я и «зебра» - ну что плохого может случиться? Сбросила пострадавшую туфлю, потом целую, нагнулась подобрать… и поняла, что выпрямиться уже не успею. А шумахер на серебристой иномарке не успеет затормозить… Я зажмурилась… сейчас будет больно… Рев мотора. Толчок воздуха. Темнота… Бубнит кто-то… Ругается… - Что ты мне глазки строишь?! – ядовито шипел Голос, - Ты сюда смотри! Куда? Здесь темно, как у негра в… ага, именно там! - Я и смотрю, - огрызнулся новый Голос (так это не со мной разговаривают? Ну и хорошо!), - Все, как указано: город, улица… Ой! - Вот именно - ой! – Первый Голос, похоже, разошелся не на шутку, - Оболтус! Разгильдяй! Что теперь делать-то? - А может, ее того, - робко предложил Второй, - так оставить? Ну там, непредвиденная ошибка, а? - Ты свой лимит по ошибкам на триста лет вперед выбрал! И мой, кстати, тоже! – обладатель первого голоса тяжко вздохнул. - Нет, ну прихватил бы бабульку какую-нибудь, или там, старикана – отписались бы, а тут школьница! Сколько ей, четырнадцать? Пятнадцать? - Шестнадцать с половиной. Почти… Домашняя девочка: кройка и шитье, кошек любит, фэнтези… - Еще лучше! – Первый Голос застонал, - Несостоявшиеся встречи, несовершенные поступки… Аллегро! И нить, небось, на чей-то узор завязана. Бли-и-и-ин! Соврать, что контрабандой просочилась, так не поверят… Впрочем, есть одна идейка… И фэнтези любит – значит, не свихнется. Не сразу, по крайней мере… - Ой, она, по-моему, нас слышит! – вмешался Второй. - Ничего, забудет, - отмахнулся Первый, - Работаем, на счет три! ОДИН! Голова закружилась, звуки смазались и поплыли… Ощущение полета, падение, ослепительный свет! Гладкая ткань под щекой, прохладный ветерок, запах незнакомых цветов, нежный перезвон колокольчиков. Не припомню, чтобы у нас водилась музыка ветра. И шелкового постельного белья тоже не припомню! А солнышко настойчиво щекочет ресницы, просто-таки требует разодрать глаза… Ладно-ладно, открываю! Не стоило этого делать. Почему? А вам понравится проснуться неизвестно где?! Я не психую! Совсем! Хорошо, начну по порядку. Для начала, комната. Стиль японского средневековья, экзотическая антикварная мебель в виде сундучка и вазы лакированной. В вазе – пара пионов и корявая ветка, в крышке сундучка – зеркало. Из зеркала лисья морда таращится. Моя морда. Лиса я теперь, ли-са! С ушами, хвостом и в кимоно. Зеленом, с цветочками и экзотической пернатой живностью по подолу и рукавам. Первая мысль – я все еще сплю и вижу сон. Вторая – точная копия первой. И третья… И двадцать восьмая… И… Так, а что советуют классики в подобных ситуациях? Волшебный щипок! Ай! Больно! Картина Репина «Приплыли». Полку попаданцев прибыло. И что прикажете делать? Я домой хочу! Человеком снова стать хочу! Волосы свои темные назад хочу, глаза карие с зеленым ободком, и все, что к ним прилагается! Верните мне меня! Немедленно!!! Ага, так меня и послушали! Примчались, спотыкаясь и падая, доблестные рыцари; прискакали эскадроны принцев на крашенных «Блондексом» лошадках, а уж былинные витязи изо всех щелей, на манер тараканов, посыпались… Ни-ко-го! Даже завалященького вампиреныша-вегетарианца. Только седзи скрипнули полозьями, разъезжаясь в стороны. Сквозь проем открылся потрясающий вид на часть глухой коридорной стены и пожилую черно-бурую лисицу в лиловом наряде, изукрашенном соснами и облачками. - Ага, - сказала представительница семейства будущих воротников. - Эге, - подтвердила я. - Ты - … (длинное и, наверное, очень красивое японское имя, которое я немедленно и прочно забыла)? - Нет, - честность – лучшая политика, вроде бы… - Угу, - кивнула лиса непонятно чему, - А кто тогда? Что-то я таких не припомню… Новенькая? Я отважно дернула головой, предчувствуя допрос с пристрастием. Но, на мое счастье, неведомый бог попаданцев, приблуд и самозванок доказал, что не зря принимает свои жертвы: где-то в недрах строения ахнуло, взвизгнуло, грюкнуло. Что-то громоздкое и, судя по звуку, очень тяжелое с грохотом обрушилось и, скорее всего, безнадежно испортилось. Китсюне резко захлопнула открытую для начала собеседования пасть и бодро посеменила на звук безобразия, не забыв озадачить мое лисичество требованием, срочно отнести чай Господину (именно так – с большой буквы!). Ну, чай – так чай. Все равно, по законам жанра, придется ассимилироваться в среду - почему бы, не теперь… Так, наклониться, подобрать оставленный у двери подносик с чайным прибором и пирожными… Я не очень-то разбираюсь в иностранных сладостях, но корзиночки с кремом – это, вроде, не самое традиционное лакомство Японии, нэ? Разогнуться. Дойти до двери в торце коридора, внимательно следя, чтобы не наступить на волочащиеся полы и рукава роскошного дворцового одеяния не разбери-пойми какой эпохи. Ой, еще бы чуть-чуть!.. Какой садист эти шмотки выдумал, земля ему стекловатой?! Только бы не споткнуться, только бы не… уф, вот и нужная дверь! Тук-тук, я вхожу. Взору открылся скромненький – восемь-на-десять – рабочий кабинет здешнего босса. Может, размеры комнатки были и поскромнее, не знаю – с линейкой не ползала… В остальном, тот же японский минимализм: седзи, циновки на полу, комплект чернолаковых доспехов, сиротливо приткнувшийся в уголке. Из мебели – низкий столик да несколько плоских подушек для сидения. А, еще музейная экспозиция холодного оружия в нише напротив входной двери. Сам босс, на первый взгляд, ничем, кроме самурайского прикида, от нормального человека не отличался: ни рогов, ни копыт, ни кошачьих ушей. Мазнул по мне равнодушным взглядом и продолжил увлеченно барабанить по клаве ноутбука. Я судорожно сглотнула, пораженная неземным видением: это же невероятно… это же… это… я за такого Родину продам! Нет, отдам задаром! Доплачу, сколько потребуют! Ааааа! Каваааай! Ноут!!! Электричество!!! ЦИВИЛИЗАЦИЯААА!!! Только, что не визжа от счастья, я, со всей доступной скоростью, рванула к столу. Главная заповедь попаданца – недоверие и осторожность – мгновенно улетучилась из памяти, заодно со Страной Восходящего Солнца, лисами-оборотнями и расписными кимоно. А зря! За три-четыре шага до цели я таки запуталась в этом проклятом подоле и с размаху шмякнулась оземь, пробороздив носом циновку. Поднос, как живой, рванулся из рук и, рассыпая содержимое, по пологой дуге взвился в воздух. Керамический стакан со свистом врезался в стенку и разлетелся тучей осколков. Чайник, окатив стол волной кипятка, плюхнулся на колени ошалевшему самураю. Ноутбук пыхнул вонючим дымом и, издав неприличный звук, отдал концы. Финальным аккордом прозвучала пулеметная очередь из полудюжины пирожных. Ни одно не промазало - попали все. И я тоже. - Тыыы! – раненым носорогом взревел самурай, полыхнув семафорным багрецом глазищ, и какая-то смертоносная железяка сама прыгнула ему в руки. - Мама! – придушенно пискнула я, повторно прощаясь с жизнью. Где-то далеко, на границе слуха, прошелестел тихий счастливый смешок.
Oльга
06:03 08/08/16
*** Кто сказал, что лисы не лазают по деревьям? Плюньте этому лишенному воображения и, наверняка, крайне ленивому существу в левый глаз! - Как красива наша саванна с высоты птичьего полета! – восторженно прохрипело мое лисичество, отчаянно сжимая в страстных объятиях корявую вершину художественно изогнутой сосны. – Как живописны руины некогда аккуратного японского сада. Как передать ощущения, посещающие тебя при взгляде на муравьиную суету разношерстной публики далеко внизу. Как… как же я теперь слезу-то отсюда?! Снимите меняяяяяя! А легкий ветерок плавно покачивает деревце, поигрывая темно-изумрудной хвоей. А недозрелые шишки все срываются и срываются с верхних ветвей, со снайперской точностью отстреливая каждого, кто дерзнет приблизиться, держа стремянку наперевес. А довольное хихиканье, все также отдается в ушах, что не может не радовать. Ибо вслед за голосами в твоей черепушке наверняка грядет явление добрых дяденек в белых халатах и водворение обладателя редкостно острого слуха в уютную комнату с мягкими стенами, где не бывает ни говорящего зверья, ни психованных самураев, ни самострельных шишек – только галоперидол, электрошок и влажные обертывания. Рай земной! Где же ты? Ау! В ответ – тишина. Даже противное хихиканье заткнулось. Только облака молча бегут по своим облачным делам, да солнце с верхотуры скалится. Смешно ему. Хихоньки ему. А ветерок, между прочим, крепчает. А лапы-то затекают. А сосновая ветка – это вам не кресло-качалка, и хвоя, она того… колется… Да еще самурай этот, свежеотмытый, как стоял на террасе памятником самому себе, так и стоит, опираясь на копье. Нет, посижу пока на месте – мне спешить некуда! Может даже, гнездо себе совью в отдалении от мирского зла и суеты. Еще немного полюбовавшись открывающимся с высоты горным пейзажем (интересно, которая из вершин – Фудзияма?) и поерзав для приличия, я соизволила опустить очи долу и поразиться наступившим переменам. Труженики багра и лестницы, бросили на произвол судьбы осадные орудия, и окружили красноглазого, что-то горячо, но неразборчиво ему доказывая. Тот, поначалу, успешно огрызался, рявкая командирским рявом, потом сдался и махнул рукой. Из негустой толпы на оперативный простор выскочило неописуемое из-за дальности расстояния существо. Женщина? Вроде, нет. Мужчина? Не уверена. Может, вообще животное… Но как оно смотрело! Как смотрело! Я ощущала этот взгляд всей своей лисьей шкуркой, будто дружескую ладонь, ласково приглаживавшую встопорщенную шерсть. В него хотелось погрузиться, словно в теплые волны у Звездного берега на Мальдивах и нежиться, нежиться… Так хорошо, так спокойно… Все в порядке, бояться нечего, мир прекрасен… Действительно, чего бояться? Что там той высоты – метров десять-пятнадцать? Тьфу, а не высота! Если захочу, сейчас по ветке пройдусь, как по бревну. Шажок. Еще шажок... Гуляю, будто по проспекту... Могу попрыгать, могу побегать. О, даже ласточку сделать могу. Оп-ля! Эй, какой идиот меня от ветки оторвал? Я еще показательную программу не закончила! Хотя, почему бы не полетать? Хороший дракончик. Прелестные зубки. Полетели на юга?
Oльга
06:03 08/08/16
*** - Ты идиот! Нет, ты – абсолютный кретин! - А… э… ну… - Молчать! Не возражать! Тебе велели успокоить клиентку. Успокоить! А не отключать мозги! О, Ками-сама, за что ты меня наказываешь общением с непроходимыми тупицами?! - Да… да… да я, если хочешь знать, совсем легонько воздействовал! В одно касание! – задохнулся от возмущения и обиды обвиняемый. – Я вообще, понять не могу, откуда такой эффект!.. Вопли за стеной проливали живительный бальзам на мои расшатанные нервы, а от зеленого чаю с какими-то экзотическими травками и корешками по телу разливались умиротворение и безмятежность. Инари – старшая над здешними китсюнэ – самолично наполняла мою чашку и негромко повествовала о событиях последних нескольких часов, которые я, почему-то, абсолютно не могла вспомнить. - …и тогда Господин лично сменил облик, дабы достать тебя с дерева и вернуть на землю… - После того, как сам же моему возбежанию на это дерево активно посодействовал! - Господин немного расстроен, - вздохнула Инари, - В последнее время в поместье творится что-то странное. Наверное, из приемника-распределителя снова сбежала особо шустрая душа и теперь безобразничает. А могла и вредоносная сущность забрес… - китсюнэ осеклась на полуслове. Я ее понимаю: разговаривать под аккомпанимент топота и периодического воинственного рева, вызывающих навязчивые ассоциации не то с брачными играми горных троллей, не то с охотой на стегозавра – не самое приятное занятие. Поэтому мы, молча, пригубили по третьей, наперсточной величины, чашке. Прислушались. Стада мигрирующих слонопотамов, тяжко бухая конечностями, носились замысловатыми маршрутами по коридорам. По следам слонопотамов мчались, завывая, орды команчей. Хлопали двери, жаловались на несанкционированную беготню половицы, иногда здание ощутимо потряхивало… словом, было нескучно. А стало еще веселее, когда в комнату, снеся хлипкую перегородку, ворвалось помидорно-алое торнадо, опрокинуло столик, выдернуло из-под лисиц подушки и принялось хаотично лупцевать ими (подушками, а не лисами) по стенам и полу. После обрушилось на циновки грудой антикварно-самурайских одеяний, подпрыгивая из положения «лежа» и придушенно, но счастливо урча, словно кот, поймавший первую в своей жизни мышь. - Идиот! – негромко донеслось от бывшей двери. Падшие остатки перегородки жалобно всхлипнули: в комнату шагнуло нечто здоровое, долгогривое и косматое, аки идейный хиппи, бежавший из-под обстрела, и, ко всему прочему, возмутительно желтое с головы до пят. - А… э… - Ну, да, - Инари успела подняться на на лапы и теперь отряхивала залитое чаем кимоно, - типичные Они. Сила есть – ума не надо. - Демоны? – голос как-то сам собой сорвался на писк. - Раздолбаи! – буркнула лиса, раздраженно махнув хвостом, - Вон тот, желтый – Жён. А красный, соответственно, Руж… - Шеф, я поймал! – радостно оскалился помидорный демон. Ой, мама…
Аватар Сказки, сказки, сказки....
Участники 61 человека


Руководство группы
Ян.





Создано 04/10/15

Руководство сообщества может назначить свои внутренние правила поведения не противоречащие правилам ресурса.

Пользовательское Соглашение | Жалоба на контент | Для правообладателей | Реклама на сайте | О нас
Read Manga Mint Manga Find Anime Dorama TV Libre Book Self Manga Self Lib GroupLe