Read Manga Mint Manga Find Anime Dorama TV Libre Book Self Manga Self Lib GroupLe

1 группа - батл прозаиков - "сказочный ремейк"


Суть идеи:
Дать новую жизнь нашим привычным сказкам, создав для них необычную ситуацию, с добавлением перчинки. 
Участникам будут даны определенные сказки, и задание (тема) к ним.

Нюансы:
- Каждой группе была дана своя сказка (небольшая, народная) и плюсом задание. Вводимый персонаж выбирался по усмотрению участников в рамках задания, но его введение и обыгрывание обязательное условие. 
Так же, участники могли отходить от условий сказки (допустим современный мир, вымышленный, действия годами ранее, позже и т.д), так же необязательно было использовать абсолютно всех персонажей, но атрибутика и атмосфера сказки должны присутствовать.
- Стилистика написания любая (рассказ, сказка, пьеса, сценарий и т.д)

Задание первой группы:
- сказка: Лихо одноглазое
- задание: каннибалы, ганнибал лектор, людоеды, можно зомби.

Подробности батла и участников можно посмотреть тут

Обязательно отдаем указанное количество голосов, или система их не засчитает! 

Конкурс окончен

Голосов: 39, Автор: HOMJAKADZE_, Участник №4 Голоса
Как Ганнибал невесту искал.

Здравствуйте, ребята! Расскажу я вам сегодня одну старую добрую сказку про каннибала известного. А звали его Ганнибал Лектер. Жил он в королевстве каннибальском. Жил и не тужил он сорок лет и четыре года. Только уж больно одиноко ему было среди себе подобных. Ведь в королевстве жили только каннибалы и все мужского полу.
- Как же так! Мне уже сорок пять лет скоро, а я так ни разу и не был женат. Надо бы хоть раз жениться, а то так холостяком помру.
И пошел Ганнибал, искать себе жену на белом свете. Да только тяжело было в то время себе жену найти. Брел он брел и забрел в лес. И тут он только понял, что не взял он с собой еды. А в лесу только животные да птицы водились, а он-то предпочитал человечинкой наслаждаться. Вдруг смотрит – неподалеку хижина стоит. Вот оно, подумал Ганнибал, сейчас кем-нибудь и полакомлюсь. Постучал – никто не открывает. Ну ладно, думает, сам зайду. А дома-то никого и не было. Делать нечего, есть тоже нечего, решил он поспать. Так и лег не ужинавши. Да только на голодный желудок ему никак не засыпалось.
Вдруг отворилась дверь в избу. Ганнибал обрадовался, что ужин сам к нему пришел, да притаился в уголке за печкой. Выглянул из-за печи он и видит силуэт красивой девушки обрамленный лучами лунными. Волосы ее развеваются на ночном ветру. Ах, какая девица, подумал Ганнибал.
А девица та спокойно зашла в избу, зажгла лучины да свечи. А за ней в избу вошло стадо зомби. Загнала она стадо в соседнюю комнату и заперла ее. Оборачивается девица и видит в углу за печкой мужчина статный прячется, глаза у него на распашку, а рот как будто никогда и не закрывался вовсе. Девица та и на лицо красивая оказалась, вот и обомлел Ганнибалушка наш. Вот она, жена моя будущая, - крутилась мысль в голове Ганнибала. Думает девица, ну наконец-то мужа себе заимею. Только все знают, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Вот и решила девица накормить своего суженого.
- Здравствуй, милый гость. Что же притаился ты в углу. Проходи, умойся с дороги. А я в это время ужин приготовлю. Устал небось с дороги долгой.
Ганнибал аж вскочил от радости. Думает он, что за девица добрая. Пошел он умываться. А девица затопила печь, да пошла в соседнюю комнату, где стадо свое заперла. Вернулся Ганнибал, смотрит, а на столе уже ужин стоит да его дожидается.
-Садись, пожалуйста ужинать, дорогой гость. – сказала ему девица.
Сел Ганнибал за стол, да давай ужинать. А ужин-то с гнильцой оказался, чуть не вырвало его прямо за столом. И вроде неудобно-то жаловаться, все-таки в гостях. Но есть такое он тоже не мог. Кое-как проглотил он то, что в рот уже положил. Сидел он и не знал что делать. Кусок в горло не лез. А другой кусок, тот что съеденный через силу, уже обратно пытался выбраться. Вспомнил он как вечерами дома кушал он мясо парное и печально на душе его стало. Нет, не нужна ему такая жена. Уж лучше с голоду помереть, чем этим каждый вечер ужинать.
- Как же звать, гостя моего милого? – спрашивала красавица.
- Ганнибал Лектер я. – грустно ответил ей он.
- А меня Лихо зовут. А кем же работаешь?
- Я известный в мире хирург. – ответил ей Ганнибал, а сам в это время думает как же уйти ему, да девицу при этом не обидеть.
- А пластические операции умеешь делать?
- Я все умею.
- А сделаешь мне пластику?
- Сделать то сделаю, да только все инструменты мне нужные, дома оставил я. Вот сейчас схожу домой, заберу инструменты, да сделаю тебе пластику. – обрадовался Ганнибал, что уйти сможет, да не тут-то было. Только встал он из-за стола, как Лихо мигом вскочила да усадила его обратно.
- Э, нет, милый мой. Никуда ты отсюда не уйдешь. И из-за стола не встанешь пока все не съешь. А не то отдам я тебя на растерзание моему стаду. – Страшно стало Ганнибалу. И тухлятину есть страшно, да и зомби он тоже боялся, они же либо заживо съедят, либо сделают себе подобным. А делать-то нечего. Пришлось заталкивать в себя эту ужасную еду, жить то больше хотелось. Так и остался он у девицы этой жить. Пытался он ночью сбежать, да ключи от двери наружной спрятаны были в месте потаенном, о котором только Лихо знала. А дверь та открывалась, только утром, когда Лихо со стадом уходило, да вечером, когда она с ними возвращалась. Вот и жил он, днем еду из зомби проглатывал, а по ночам сбежать пытался. И вот однажды, идея ему в голову пришла. Пока Лихо спала, вымазался он в гнили зомбической, что с вечера Лихо забыла отмыть.
Встала утром Лихо, смотрит, а суженый ее в зомби обратился. Грустно стало ей, ведь наделась она что хоть этот подольше продержится. Да делать нечего, вместе со стадом своим выгнала она его на улицу. Обрадовался Ганнибал шансу чудесному. А когда отвлеклась Лихо, сбежал потихоньку.
Так сбежал он от Лихо. Прибежал домой и успокоился, только с тех пор больше человеченки не ел он. Отбили гнилые ужины предпочтения его каннибальные. А соседи его удивились, почему он вернулся, так и не найдя жену себе. Ганнибал только и сказал им:
- У Лиха я жил, знаю теперь, что такое женатым быть: и есть хочется, да не ешь, и спать хочется, да не спишь.

Голосов: 38, Автор: HOMJAKADZE_, Участник №5 Голоса
Око за око.

Елисей сидел у окна, в задумчивости барабаня по столу загрубевшими пальцами. Он смотрел в сторону Гиблого леса, до которого от огорода рукой подать. Спросите, отчего Гиблый? А то какой же, если года не проходило, чтоб какой-нибудь деревенский мужик не сгинул там безвести. Ни следов, ни тела, ни одежки. Правда, пьют мужики много, слухи ходят – кто сам заплутал, кому помогли. Елисей решил, что золото они искали, может нашли – да уехали к лучшей жизни. Сказывали, что в лесу золото запрятано с давних пор в сундуке, а стережет его Лихо одноглазое. Еще прапрадед его рассказывал, как пошел тот сундук искать, да единственного глаза Лихо лишил, вот и мстит оно теперь, хочет всех потомков его деда-кузнеца извести на корню.

Резкий толчок в бок вернул его к реальности. Угрюмая жена молча указала на миску остывших щей. По злобе Елисей замахнулся. Баба коротко взвизгнула, прикрыв голову руками. Муж крепко мог приложить, когда не в духе, а не в духе он уж неделю как. С чего? Да Фёдор пропал, сосед. Говорят, в лесу этом сгинул, чтоб его… и Фёдора и лес этот! Искали всей деревней – не нашли. Утоп чтоль… или к бабе какой ушел?.. вечно красную рубаху носил, как парень молодой, любил наряжаться… тьфу ты, какая баба в его старые-то годы… В сердцах Елисей пнул ногой кота под столом и принялся за щи.

Долгие вечера они с Фёдором проводили вместе. Пили, играли в подкидного, баб обсуждали да жаловались друг другу на житье-бытье. А теперь что? Сгинул… Тяжело вздохнув, Елисей смотрел вдаль, очертания леса сливались вечерней чернотой с тяжелым небом. Дождя нет уже несколько дней. Свинцовые тучи так низко, протяни руку – достанешь. «Завтра», - подумал Фёдор, всматриваясь в темноту за окном; - «До рассвета выйду, к обеду вернусь.»

Ночь была какая-то душная, спалось плохо. До рассвета Елисей встал, а жены рядом нет. В доме пахло свежим тестом. Приятная мысль щекотала нос: «Славно, вернусь как раз к пирогам». Довольная улыбка играла на его тонких губах, когда он осматривал свою двустволку. Эх, давненько она в деле не была. Прихватив кусок сала и краюху хлеба, стараясь не шуметь, Елисей прошмыгнул в заднюю калитку. Воздух сырой и тяжелый, но дождя все нет. «Авось, успею до дождя», - убеждал себя потомственный кузнец, пробираясь в чащу леса. Места грибные да ягодные, но ходить сюда побаивались.

Нагуляв аппетит, прикончив краюху с салом, изрядно проголодавшись и уже сетуя на свою стариковскую дурость, Елисей вслух костерил по матушке пропавшего Фёдора, жену, Лихо и сундук с треклятым золотом. Плюнув на все, не понимая, какого лешего он залез в такую глушь, Елисей резко развернул в сторону дома и почуял, как проваливается вниз среди оглушительного треска ломающихся веток. Серые тучи оказались где-то далеко вверху, ногу пронзила нестерпимая боль «Ловушка!» - пронеслось в голове, от холода и боли тело сковал ужас. Пробовал шевельнуться - искры из глаз. Нога сломана, не выбраться. Что же теперь? Сгинуть вот так? Заживо?.. Так-то мужики пропадали… Осознание реальности было таким горьким, что защемило сердце. Закрыв глаза, крехтя от боли, он вспоминал молитвы, пытаясь беззвучно повторять их. Сколько времени прошло? Час или три? Или всего минут двадцать? Отчаяние наполняло его душу, и он закричал что было сил… и еще раз… кричал, пока не осип. Тяжело дыша он слушал тишину. Вдруг… Показалось?! Нет! Он отчетливо слышал шаги, много шагов! Его ищут! Это придало сил и он снова завопил что было мочи! Люди… Люди!!! Это люди… Обессилев, он пытался разглядеть лица тех, кто столпился вверху у края ямы. Казалось, что они слишком медленно разбирают ветки, слишком медленно спускаются к нему по деревянной лестнице, слишком медленно поднимают его наверх на самодельных носилках из молодой березы. «Теперь все хорошо», - думал он, устало закрыв глаза.

Елисей очнулся от холода и боли. Темно и сыро. Ладони ощупывали каменный пол. Одежда промокла и вся в грязи. Где он??? Пещера… Костер? Огромная баба со спутанными волосами варила что-то в котле, наощупь выбирая и бросая в него травы из разных корзинок, стоявших в углублении. Елисей решил, что спит, что это кошмар, что нужно проснуться и выпить воды, кликнуть свою бабу, она прижмет к груди и успокоит. Он попытался встать, и с резким криком завалился плашмя. Не сон значит. Отказываясь верить в происходящее, он смотрел на огромную бабу в грязных лохмотьях, обернувшуюся на его вопль. Глаза…. У нее нет их, нет никаких глаз! Ни единого! Елисея сковал ужас, он задыхался. Неужели это правда? Что она сделает с ним? Съест заживо? Сварит, а потом съест? Разорвет на части? Как ему сбежать? Сердце колотилось о ребра, в висках стучало, он лихорадочно осматривался в поисках тяжелого предмета.

Оскалясь в страшной улыбке, Лихо рявкнуло: «Сюда его!», указав в сторону побелевшего Елисея грязным скрученным пальцем. Медленные шаркающие шаги заполнили пространство вокруг, к нему тянули грязные руки люди, одетые в такие же грязные лохмотья… Пытаясь отбиваться, Елисей схватился за край чьей-то красной рубахи… Красной рубахи? Фёдор!.. Имя соседа застряло у него в горле. Фёдор выглядел страшно: невидящие глаза, синее лицо, волосы спутаны, руки в ранах и перепачканы засохшей кровью. Вместе с остальными такими же синими мужиками он тянул его к слепой бабе. «Фёдор, Фёдор!», - кричал Елисей, «Это же я!!! Слышишь!!! Очнись же!!! Это я, сосед твой!». Его никто не слышал. В ужасе он оглядывал этих людей. Людей? Нелюдей?! Как назвать их? Он сошел с ума? Он узнавал в них тех мужиков, которые пропадали на его веку из деревни. В отчаянии Елисей заплакал. Баба хохотала. «Око за око! Твой дед отдаст мне все долги! Все до единого! Понял?!!», - вопила она. Скороговоркой повторяя непонятные слова, брызгала на него кипятком из котелка. Затем скомандовала тащить его на улицу. Тяжелой поступью Лихо следовало за этой странной процессией. На поляне возле пещеры, она легко двумя руками подняла Елисея к небу и с силой швырнула оземь. Последнее, что почувствовал Елисей до того, как его глаза закрылись – это запах дождя и его редкие первые капли на своем лице…

***
Двигаться тяжело, будто ноги и руки туго обмотаны ватным одеялом. Звуки далеко. Нет боли. Нет холода. Ничего нет. Где он? Обрывки мыслей и фраз толпились в голове, сбивая друг друга. Где он? Зачем? Одна мысль перебивала все: «Копать ловушки!» Его потянуло куда-то, рядом с кем-то он шел по лесу, медленно, к обозначенному месту. Кто-то руками медленно начал копать яму, Елисей испытал непреодолимое желание присоединиться. Он ведь шел куда-то. Куда? Забыл. Все забыл. Знал только одно, что ему нужно копать эту яму, затем другую, затем следующую. Копать, копать, копать, копать, копать…

Голосов: 34, Автор: HOMJAKADZE_, Участник №3 Голоса
- Ты не задумывался, что это может быть повторением той самой легенды? – задумчиво произнес Баранов, закрывая окно. Одновременно спасаясь от бесконечных вспышек навязчивых журналистов.
- Никогда бы не подумал, что судья верит в такие небылицы завсегдатай пьянчуг, которые со временем народ превращает в городские легенды. За ним еще месяц будут наблюдать наши, так что можем пока расслабиться – одним глотком допив остывший кофе, Кузнецов направился к выходу.
- Стервятникам много не рассказывай, они любят все и без нас приукрасить. - Отстраненно произнес судья, и чуть помедлив, добавил - Ты ведь тоже видел эту улыбку Лихочева, когда его выпустили из под стражи, ведь так? До сих пор мурашки по коже пробегают.
Кузнецов чуть замешкался после этой фразы, но за секунду вернулся к своему прежнему состоянию равнодушия, и закрыл дверь. Его и без того ожидала голодная стая волков, готовая вырвать любое слово исходящее из его уст. Тем более кровавая сенсация, где одноглазого Лихочева обвинили в каннибализме, и сопоставили с городской легендой о каком - то Лихе. Разумеется, стоит ожидать от желтых газетенок заголовков в виде: «древнее зло пробудилось» «душа убийцы переродилась» или «легенды прошлого оживают». Готов поспорить там будет отсылка к папуасам, пожирающим сердца и мозги врагов, поглощая их силу и качества, да и православные будут делать отсылки на причастие «Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь пребывает во Мне, и Я в нем». Любители выдумок, им бы сказки писать.
Успешно проскочив среди атакующей вопросами толпы, Кузнецов сел в машину и направился к дому. Выехав к главному проспекту, он удачно вписался в тягучую пробку, и не теряя время, стал снова изучать документы по делу.

Дома его как обычно ожидало одиночество холостяка, и замороженная еда, с ними он проводил вечера последние пять лет. Внутреннее состояние квартиры являло собой «боль глаз», но она являлась для него местом отдыха. И после очередной порции размороженной лапши и пролистывания каналов, он лег в кровать. Сон не заставил долго ждать…

Кровавые надписи еще стекали по стене, догорающие свечи съедали остатки своих фитилей, в центре этой картины лежал труп. Он подошел ближе, стараясь рассмотреть его. Девушка, точнее добротная оставшаяся ее часть, которая не была съедена, лежала посреди подземной парковки. Он увидел что - то напоминающее записку и потянулся за ней... Телефонный звонок прервал его путешествие в мире грез, он машинально ответил, и сон выветрился из памяти.

- У нас новый труп, это на парковке в больницу срочно выезжай, адрес я скину.
- Да, выезжаю - вяло произнес он и оборвал вызов.

Через десять минут, ключ уже проворно закрывал дверь, и за секунду вынырнув из замочной скважины, спускался в карман пальто. Тишина подъезда наполнилась тяжелыми шагами, и шуршанием документов. Сев за руль, он ударил по газам, машина рванула с места, словно это были уличные гонки с участием одного игрока боровшегося со временем. Часы показывали три ночи, время снова его вернуло в реальность, и заставило сосредоточиться.

Прибыв на место преступления, и увидев картину, что задолго пропиталась запахом крови и воска в его воспоминаниях, он остолбенел. Суматоху заглушала тишина его собственного ужаса и непонимания, пальцы холодели, а снующие люди вокруг на время перестали существовать. Он видел все это в своем сне, идентичная картина, но как? Переборов себя, он направился к жертве, так же как и во сне, среди разорванной одежды и плоти, виднелась записка. Достав ее, он незамедлительно ее прочел.

« Ку-ку мой мальчик! Тебе понравился его «натюрморт»? Твой реализм вырывается за пределы моей сказки, и я не могу более ограждать твою природную фантазию. Перестань бороться со сказочным миром, и приходи ко мне»
Что это? Ты играешь со мной? Ладно, посмотрим, кто кого … - подумал Кузнецов, четко решив вывести Лихочева на чистую воду и засадить на веки вечные в железные оковы тюрьмы. Он направился прямиком к его дому. По дороге он позвонил Пещерникову, который следил за ним, но тот ответил: что старик все время сидел у окна, и читал что то, и не выходил.
Кузнецов был удивлен ответу, но был уверен, что с ним играет человек, весьма осведомленный его мировоззрением, и привычками. Да, он был до костей реалистом. Никаких уступок и поблажек странным сказкам, фантазиям, фольклору, былинам, и прочему. Они не реальны, им нет места в нашем мире, простая людская иллюзия, которая ничего не привносит в этот мир. Глупость слабых умом, не более.

Дверь была не заперта, и он без усилий вошел внутрь. Тусклый и неровный свет разливался по комнате, еле касаясь ее отдаленных предметов и стен. От мебели отходили разрастающиеся тени, создавая атмосферу недоброжелательности. Лихочев сидел возле окна, словно не замечая вторжения нежданного гостя, спокойно отложив книгу в сторону, произнес:
- Ты хотя бы осознаешь что ты, сам себе враг в данной ситуации? Я есть Лихо, я есть сказка! Просто поверь! – на повышенных тонах проговорил он, но сразу сбавив обороты, он продолжил. – Ты сам себя убиваешь своим дурным реализмом, остановись…
- Я?! Убиваю себя сам? Старик да ты совсем погляжу, с катушек съехал - ухмыльнулся Кузнецов, и направил пистолет в сторону старика.
- А разве ты с собою дружка не прихватил из своего жестокого мира? Как погляжу, его компания тебе приятней, моему присутствию – злостно прохрипело Лихо
Из дальней комнаты вышел каннибал, в точности повторяющий сложившийся образ в голове Кузнецова. В правой руке он держал скальпель, и быстрыми шагами стал приближаться к своей очередной жертве, его улыбка словно уже впивалась в его кожу. Не раздумывая Кузнецов, выпустил в него всю обойму, но прицел каждый раз сбивался от дрожащих рук, а каннибал продолжал свое наступление. Этот ужас прервал голос старика:
- Реальность - не сказка, как не старайся ее ты изменить не можешь, правила слишком строгие. Если хорошенько подумаешь, еще сможешь уцелеть. Опять мне не удастся полакомиться  - печально произнес Лихо и исчез, словно его никогда и не было.

Наутро тело Кузнецова было найдено в собственной квартире. Баранов лично прибыл на место происшествия. Тело как и у остальных жертв было весьма…

Ой, не тот сценарий, простите…

Утром Кузнецов проснулся в свой квартире, телевизор в очередной раз прокручивал сводку новостей, а на часах было семь утра. Улыбнувшись, он мысленно поблагодарил Лихо. Быстро собравшись, он вышел из дома, и направился к ближайшему книжному магазину, где скупил почти все сказки. Он всем рассказывал историю, как его спасло Лихо – одноглазое, от им же созданного каннибала, что терроризировал город. С годами эта история пьяньчуги, переросла в городскую легенду.

Что произошло с ним тогда? Спросите у него сами.
Мораль истории проста, верьте в сказки, они могут спасти вашу жизнь от реальности! Возможно не в буквальном смысле…

Голосов: 30, Автор: HOMJAKADZE_, Участник №1 Голоса
Всю ночь ему снилось, что золото смеется над ним. Конечно, командировка выдалась нервная, перелеты, тиски часовых поясов, долгие разговоры и вереницы украшений, одно причудливее другого рано или поздно подчинили бы сознание любого ювелира, даже такого именито как он. Господин Seumiseu-сан смертельно устал. Седых волос за последние годы стало все больше, личный врач настойчиво советовал взять отпуск и оторваться от цивилизации как минимум на месяц – другой, но отсутствие достойного ученика, который бы не только зазубрил механику ювелирного дела, но и видел душу драгоценных металлов, билось в мозгу мастера как набат.

До самолета оставалось около часа, и мужчина решил выпить винтажный напиток - кофе в местном баре. Бармен, сосредоточенно натиравший бокалы выглядел весьма необычно: молодой, статный, с огромными(даже по сравнению с телом) руками, крупными чертами лица, лихорадочно горящим взглядом и щетиной двухнедельной давности (делавший его похожим на пирата) не создавали бы такого будоражащего впечатления, если бы не темно красная повязка, закрывавшая один глаз. Ювелир осторожно присел, подавив желание стремглав покинуть питейное заведение, и как можно спокойнее заказал двойной экспрессо. В этот миг внимание его привлек кулон, висевший на широкой груди бармена - искусно сделанный из серебра барашек, шерсть которого была создана с такой ювелирной точностью, что казалась настоящей.

- Эээм… простите ради Бога, мою бестактность, но это украшение, у вас на шее, где вы приобрели его? Я немного ценитель, и буду Вам признателен…

Бармен не дал мужчине договорить.

- Сам делаю, сэр, хотите купить? Пять баксов за пару, - нырнув рукой под стойку, одноглазый вытянул объемную коробку доверху набитую разнообразными безделушками – кольцами, кулонами, брошами… Впрочем, ювелиру было достаточно одного взгляда чтобы понять что подобным украшения место в дорогом магазине где-нибудь в столице, а не в грязном коробе на затворкахместной забегаловки. Мужчина шумно выдохнул, выдержал паузу, внимательно перебирая содержимое «клада», и решительно посмотрел на бармена.

Надо ли говорить, что воздушный транспорт в тот день вылетел без ювелирного маэстро.

***

- Ганнибал, он сводит меня с ума! Это невыносимо! Я перестал спать спокойно, не говоря уже о сбалансированном питании и физических нагрузках, - мужчина в кресле напротив заламывал руки и закатывал глаза, разрываясь между истерикой и театральным выступлением. Доктор Лектор придвинул к гостю чашку с зеленым чаем и чуть улыбнулся:

- Что снова не так с твоим драгоценным подмастерье? Где грань, после которой ты решишь покончить с обременяющими тебя обязательствами и одержимостью, которую в тебя вселяет этот демон Лиховский?

- Не говори так, он гений! Чертов гений, который способен создать величайшие предметы искусства буквально из ничего! Подмастерье, как же! Он победил мое мастерство еще пять лет назад, когда только приехал сюда. Все другие, по сравнению с ним, выглядят безголовыми зомби (а ты не понаслышке знаешь, что эти мертвые твари иногда способны на настоящие чудеса) не способными запомнить и пары ювелирных трюков, но он! Он отказывается работать с драгметаллами. Теперь его муза – это кость! Мастерская похожа на скотобойню, все завалено останками, которое он тщательно сортирует и отшлифовывает! От костяной пыли я задыхаюсь в не проходящем кашле, а этому неандертальцу хоть бы хны! Я не затем вытащил его из трущоб, что бы он послал куда подальше весь мой опыт!

- Успокойся, выпей, - Ганнибал более настойчиво пододвинул к гостю напиток, - почему бы тебе не взять еще кого-нибудь в ученики? Кого-нибудь менее экзотичного?

Человек напротив сжался.

- Я… боюсь его, после всего…все слишком далеко зашло…я опасаюсь… Он бродит по ночам, как загнанный волк и так смотрит, так смотрит на меня, что жуть берет. Этот взгляд, он такой проникающий, такой непредсказуемый… Ради всего святого, Лектор, как мне поступить? Мне не проникнуть в его голову, не говоря уже о сердце! – господин Seumiseu-сан нервно хихикнул.

- Может быть стоит перенести ваши уроки мастерства на дневное время? – заметил Ганнибал, и зрачки его глаз сузились еле заметно для человеческой особи, но стали колоссальным знаком для крепкого молодого тела, наблюдавшего за разговором сквозь тонкую щель между зеркальными створками дверей скрывающими вход в кабинет доктора.

- Страх – чувство, которое способно стремительно нести вперед животный инстинкт, таящийся в недрах человеческого существа, низвергая вниз наше сознание, - философски заметил доктор Лектор, - тебе нужно успокоиться. А твоему протеже сходить, наконец, к глазному врачевателю. Иначе публика примет его персону скорее как мистика, которых столичном обществе хватает, а не как талантливого ювелира. Дамочки в наше время весьма чувствительны к подобным извращениям…

***

- Мясо, пропитанное ужасом, приобретает неприятным привкус, который не задобрить никакими прованскими травами, мой дорогой друг, - Ганнибал положил вилку и промокнул уголки губ, - зачем ты его изводил? Что за глупые выходки с костями? Он вонял страхом на всю гостиную, мне пришлось заменить ковер, впитавшие капли пота с его грузного тела, когда Морфей, всё-таки, сморил его. Это противоречит нашему договору, и, в наказание, мой мальчик, ты должен будешь попробовать этого восхитительные ушки в пряно-мятном соусе. Добавим немного магии…уляля! Вот, теперь одно из ушек содержит сногсшибательную дозу веселящего зелья, а второе пресную тоску лапландских лягушек. И сними, Мефистофеля ради, мантию со своих очей.

- Да, мой господин, - демон послушно сдернул винный шелк с лица и склонился над тарелкой, протяжно втягивая воздух. Ганнибал любовно пробежался пальцами по лицу Лиховского и плотоядно улыбнулся.

***

«Где я? Что это за место? Какой мерзкий запах? Ничего не видно и какая-то слизь под руками? Боже…»

- Кто-нибудь!!

- Человееееек, чего ты орешь? В твоём положении сидел бы тише воды, ниже травы… человеееек…

«Что это за блеющий звук? Где выход?»

- Помогите! Черт, больно!

- Это веревки, человеееек, креееепкие веревки.

- Кто здесь? Я ничего не вижу!

- Мы здееесь,человееек, для вас мы просто скот, а теперь и ты скот, человеееек…. Скоро все закончиться. Он придет и съеееест тебя… - зомби-овцы, словно гигантские комары, одна за другойприсасывались к ювелиру и тихонечко потягивали тягучую багровую кровь, сладко причмокивая.

***

- Превосходные экземпляры, просто жемчуг! – Лиховский восхищённо рассматривал останки. Его глаз, светился радостью и предвкушением творческого экстаза. Ганнибал же, напротив, с сомнением и легкой брезгливостью взирал на ряд выложенных по возрастанию костей, слегка сожалея об испорченном мясе, которое можно употребить только в качестве неизбежной подпитки вечно голодных зомби, которых в особняке становилось все больше. Теперь вот еще один, театрально возводя костяшки рук к небу, выхаживал по лужайке и стенал о потерях в ювелирных кругах и рассказывал всем встречным собратьям, что он видел настоящее Лихо и вышел сухим из воды.Доктор Лектор повернулся к молодому демонуи склонил голову. Все таки изысканный интеллект и чувство юмора всегда побеждают деньги и славу в истинной борьбе за переменчивое юное сердце. В каком бы ошеломляюще извращенном теле оно не находилось. Ганнибал подошел к столу и открыл ящик. В руки к нему переместилась коробочка, в которой лежало настоящее произведение ювелирного искусства – роскошный медальон из белого золота в форме глаза, обрамленный волной драгоценных камней.

Голосов: 30, Автор: HOMJAKADZE_, Участник №2 Голоса
Погода была прекрасная.
Принцесса была ужасная...

- Вы хотите, чтобы я отравился? – темноволосый парень, брезгливо сморщился. Недолго думая, он разом выплеснул еще горячий суп на мраморный пол. Лакеи тут же поспешили вытереть неудавшийся обед. Придворные незаметно переглянулись – монарх всегда отличался привередливым характером. Обиженно надув губы, принц встал, задрав нос, и с напыщенным видом зашагал прочь. Даже не смотря на подчиненных, он не смотрел и под ноги, поэтому только успел ойкнуть перед тем, как подскользнуться. Оторопев от такого следствия, принц возмущенно заверещал не сразу.

Мелкие снежинки размеренно застилалироскошный королевский сад. Старый раскрасневшийся садовник убирал снег огромной лопатой. Подкравшись сзади, принц слепил крепкий снежок и швырнул его в спину старика, тут же прячась за углом. Проследив за тем, как вздрогнула его жертва, слоило попасть снаряду, парень не сдержался и засмеялся, зажав рот руками, чтобы не быть услышанным. Удерживаясь за живот, он резко замер, ощутив, как ему за шиворот упал ворох снега, слетевший с самого края крыши. Злобно сжав зубы, он чертыхнулся, как совсем не подобает особе королевских кровей. В тот вечер каждому в замке досталась оплеуха.

- Тише, идиоты, - противное тихое пищание раздалось в темноте спальни. Вокруг что-то зашуршало. – Нам нельзя его есть, болваны. Иначе босс нас самих сожрёт, - шепот был еле слышным, поэтому принц продолжал мирно сопеть в своей кровати. Множество теней скользнуло ближе.

Имолва трезвонить стала - принца, к счастью, потеряла.
Тише,тише, люд земной. Может, сам придет домой.

Что-то холодное скользнуло по тонкой шее. Дрогнув,принц распахнул глаза, но его гневной речи не последовало – он так и продолжал лежать с открытым ртом, не в силах ничего сказать. На него без явного интереса смотрело… что-то отдаленно похожее на сильно заросшего человека. Хищный единственный глаз светился, аккурат дополняя виднеющиеся опасные длинные клыки. Как ни крути – снежный человек, да только с более темной шерстью.
Моргнув пару раз, парень отошел от шока,закрыл рот, смущенно осознавая своё прошлое состояние, и осмотрелся: они были в какой-то затхлой хижине, в окна которой еле-еле пробивался дневной свет.
Существо выпрямилось, убирая лапу с чужой шеи.
- Ты принц? – в дрожащем рокоте его басабыло сложно разобрать слова.
- Как ты смеешь подавать голос без моего разрешения? – очнувшись, монарх вновь стал самим собой. - Но так и быть, я принц, конечно же. А разве по моему идеальному виду не видно?
- Раз принц, то все можешь? – чудище отмечало только нужную для него информацию.
- Естественно, - сев на чужой кровати,парень выставил вперед голые пятки, своим видом показывая, что ему должны принести тапочки (он как спал в ночной сорочке, в этом виде его недальновидно и украли).
- Тогда сделай мне второй глаз, - невозмутимо проигнорировав или просто не поняв жесты Его Величества, продолжало чудище.
- Пф… Еще чего! – фыркнул принц. – Много тебе чести, чтобы сам я что-то какому-то тебе делал.
- Тогда мне придется тебя съесть. Не зря же выкрадывал, - спокойно заметило лихо.
Парень на секунду оторопел, но вскоре снова разбушевался:
- Ты не сможешь меня съесть. Просто не имеешь права, ведь…
- Ну да. Тут ты прав. Я такое есть не рискну, - чудовище обреченно вздохнуло, не слушая не умолкающих причитаний. Набрав в легкие побольше воздуха, он пронзительно свистнул. Сразу же в дом ворвалось с десяток неизвестных животных. Черные овцы, с загнутыми рогами, как у козлов. Тяжело дыша, словно собаки, они скалились, демонстрируя острые зубы.
- Будете? – существо махнуло головой в сторону гостя.

- Не. Спасибо. А то еще отравимся! – хором отреклись от подобного ужина монстры, выкидывая пенделем принца за дверь. Тот не сразу понял, что произошло, а, вникнув, побагровел – как это они позволили себе так обращаться с ним? Обернувшись, чтобы высказать все, что думает, парень увидел за спиной лишь непроходимый лес. В принципе, как и впереди.
- Дорогу сам найдешь, - прогремел из ниоткуда голос чудища.

Мораль сей сумбурной сказки такова:
Наглость – наше второе счастье.

Автор конкурса
HOMJAKADZE_ Оффлайн
Аватар HOMJAKADZE_
Дата начала конкурса 16/01/16
Заявки принимаются до 27/01/16
Дата начала голосования 28/01/16
Дата окончания конкурса 04/02/16

Вернуться к списку конкурсов
Пользовательское Соглашение | Жалоба на контент | Для правообладателей | Реклама на сайте | О нас
Read Manga Mint Manga Find Anime Dorama TV Libre Book Self Manga Self Lib GroupLe