Read Manga Mint Manga Find Anime Dorama TV Libre Book Self Manga Self Lib GroupLe

1 группа - батл прозаиков - "сказочный ремейк" - 2 тур



Суть идеи:
Дать новую жизнь нашим привычным сказкам, создав для них необычную ситуацию, с добавлением перчинки. 
Участникам будут даны определенные сказки, и задание (тема) к ним.

Нюансы:
- Каждой группе была дана своя сказка (небольшая, народная) и плюсом задание. Вводимый персонаж выбирался по усмотрению участников в рамках задания, но его введение и обыгрывание обязательное условие. 
Так же, участники могли отходить от условий сказки (допустим современный мир, вымышленный, действия годами ранее, позже и т.д), так же необязательно было использовать абсолютно всех персонажей, но атрибутика должна присутствовать.
- Стилистика написания любая (рассказ, сказка, пьеса, сценарий и т.д)

1 группа:
Сказка: Гуси - лебеди
Задание: оборотни, перевертыши, полукровки

Подробности, сказку, участников группы можно посмотреть тут 

Обязательно отдаем указанного количество голосов, или система их не засчитает!

Конкурс окончен

Голосов: 31, Автор: HOMJAKADZE_, Участник №3 Голоса
По мотивам сказки « Гуси-Лебеди»


Санька гостил у бабушки вот уже две недели. Ему, городскому мальчишке, все в деревне было в диковинку – и непривычный размеренный уклад жизни, так не похожий на городскую суету, и свой, особый деревенский говор. Необыкновенно вкусная еда, которую даже близко не сравнить с магазинной, а уж тем более со всякими Макдональдсами. Он полюбил по утрам бегать на речку, нырять с мостика, а вечерами слушать истории деревенских пацанов. И почти каждая была о таинственном лесе, что темной зубчатой стеной маячил едва ли не у самого горизонта – километрах в 15 от их деревни.

Наслушавшись местных ребятишек, Санька однажды за завтраком завел разговор:
-Бабуль, а что это за лес такой? Мне Колька все уши прожужжал про него.
- Ох, уж этот Колька! – недовольно поджала губы бабушка, - Все ищет приключений на свою головушку!
- Ну, бааа!
- Санька, не ходи туда, там леший злой. Все кто в лес забредал, обратно не возвращались.
- Прям, все?
- Ну, были такие, что вертались. Вона, Иринка, внучка бабы Клавдеи, приезжала погостить… Как услышала про лес, аж затряслась поглядеть на диковинки. Клавдя ее и так отговаривала, и эдак – ничего не вышло. Бабка на базар, а внучка за корзину - и в лес. Там всех манит ягода с кулак, да дикие яблочки с арбуз, говорят там зайцы огромные, как коровы. Много людёв пропало, охочих задарма получить невидаль.
- Бабуль. Так что Иринка?
- А что Иринка? Вернулась назад с большой корзинкой ягод, пробыла всего час там, уходила девочкой, а вернулась старушкой дряхлой. С тех пор поставили у леса блок-пост и аномальной зоной те места обозвали. Военные ее охраняют. Ученых много. Целый лагерь. А что толку? – бабушка горестно вздохнула и налила молока в кружку, – Как пропадали люди, так и пропадають. Хотя говорят, что вот последние разы никто туда уже и не ходит. Правда, вот наш пастух Кузьма пропал, чой-то не видать его…

Санька молча пил молоко, заедал вкусной горбушкой и думал, что ловить зайцев не будет, а вот снять на камеру - это идея.

***

Начальник блок-поста Еремеев внимательно смотрел на отряд, который старательно маршировал по плацу. Командир взвода, размахивая руками, будто крыльями, натужно кричал:
– Резче, гусятки! Носок тянем, ать–два!
- Михалыч, скажи мне, ты чего их гусятками зовешь?
- Так они и есть гусятки. Смотри, как косолапят! Это разве шаг? Гуси и есть, лапчатые. Ты только глянь: задницами, аки гуси вихляют – туды-сюды! Если не научатся маршировать правильно, заставлю орать речевку детскую!


***

Санька долго плутал по лесу, устал и решил отдохнуть на полянке. Странные вещи стали твориться с ним ещё на опушке. Начали подкашиваться ноги, заплетался язык, подташнивало, и кружилась голова. Ему казалось, что прошел он уже километров 12, не меньше, а оглянувшись, удивился - вон и опушку видно с кустами дикой смородины… да расшиб себе лоб, когда попытался пройти между тремя соснами, потому что на самом деле сосна оказалась всего одна. Словно кто-то неведомый предупреждал его: уходи отсюда, а то ещё не такое будет.

Подкрепившись тем, что взял с собой, мальчик оглянулся.
Тропинка, по которой он шел, внезапно исчезла. Ели, березы, рябины обступили со всех сторон. В лучах заходящего солнца лес казался красивым, но каким-то пугающе - чужим, незнакомым и нездешним. «Как это? Только что был день… – подумал Санька, - Где же я?» Небо стремительно темнело, высокая трава колола руки и врезалась в шею.

Внезапно мальчик услышал шум воды – речка! Он радостно бросился на звук. И минуты не прошло, как ноги сами вынесли его на крутой бережок.

Речка была небольшая, но стремительная и чистая. Наклонившись вперед, Санька попытался зачерпнуть ладошкой воды.
- Ишь, какой умный! – мальчишку окатило холодными брызгами, – не пей меня!
Паренек сел прямо на камни от неожиданности!
– Речка, и говорящая!
- Ну да, речка, а шо? Не видел никогда? – Снова брызги. Как из душа. – Если пить хочешь, вон, позади тебя фляга, пей, а воду с незнакомого места не смей.
Оглянувшись, он увидел фляжку. Обычная армейская. – У папки такая же – подумал Санька, отвинчивая крышку. Вода была прохладная и очень вкусная, мальчик напился вдоволь.
– Спасибо, речка. Подскажи мне дорогу, пожалуйста, я заблудился.
- Беги вон в ту сторону. Куда я, туда и ты, побежали!

Санька подхватил свой рюкзачок и фляжку, побежал вдоль шумной и удивительно-сказочной речки. Так он бежал, а речка говорливо перекатывалась рядом по камешкам, смешила мальчика и брызгалась. Это было приятно. Санька сам не заметил, как ему стало лучше, и разум перестал туманиться.
У подножья очень старой и необычайно кривой сосны речка остановилась, разлилась небольшим озерцом:
- Все, дальше сам иди. Если не будешь сворачивать, то скоро выйдешь из леса. И мой тебе совет, не ходи сюда больше.
Речка в последний раз обрызгала его и исчезла. Санька оглянулся…
- Речка?

***

- Ты чего шумишь, и спать не даешь? – над мальчиком стояла яблоня с крупными да румяными наливными яблочками. Санька потянулся за одним, но не успел коснуться плода, как получил ощутимый подзатыльник веткой!
- Не ешь мои яблочки! Вон, посмотри, кулёчик лежит, там пирожки ржаные, кушай.
- Спасибо, яблонька, а почему нельзя твои яблочки есть?
- Потому что они красивые, но несъедобные. Ты кто такой? Что делаешь тут?
- Я заблудился, меня Санькой зовут, приехал погостить к бабушке в деревню.
- Заблудился значит, я помогу тебе. Поел пирожков? Вот и славно. Вот тебе яблочко, беги за ним, оно тебя выведет из чащи лесной.
- Спасибо, яблонька! – Санька помахал деревцу и побежал за яблочком, которое шустро катилось впереди.
Вроде, и пробежал всего то, ничего, а лес уже поредел. Вот и опушка, и знакомый смородиновый куст, а яблочко… исчезло, стоило только моргнуть.

***
- Ты кто такой? - услышал мальчик и увидел пушистое существо с длинными ушами. - Чего ты в лесу делаешь? Потерялся, что ли?
- А вы кто, заяц? – Санька лихорадочно пытался вытащить из рюкзачка камеру.
- Я хозяин леса, Леший… значит.
- Леший, а можно я вас сфоткаю? Мне для отчета в школе надо, я снимок прикреплю к сочинению «как я провел лето»…

***
Бойцы высадились на опушке и огляделись.
- Есть контакт, излом на три четверти вправо! – полушепотом доложил рыжий солдат в красной бандане.
- Семьён, ви не подскажете бедному поцу, и где тут три четверти вправо? – насмешливо отозвался молоденький солдат характерной наружности
- Тишина! Семен, на разведку, остальным тихо принять позу дзен... Фима, ты понял? – высокий парень молча уставился на бойца и поднял бровь.
- Так ми шутим, Гошань, – Фима снял оптические очки и смирно присел на корточки.

Внезапный треск кустов оборвал так и не начавшийся диалог. Дула автоматных стволов, мгновенно и грозно, повернулись на звук. Ветки раздвинулись, выпуская на оперативный простор седого, как лунь, мелкого и щуплого старика с роскошной бородищей до пояса. Пришелец недобро зыркнул на бойцов выцветшими глазенками и грозно пропищал:
- Хто такие? Вы чьих, будете? По какому праву, в моем лесу шастаете?!
- Тише, дед, мы туристы, мальчика ищем, в твои владения не лезем. Ты нам скажи, если видел его, и мы уйдем.
- Никуда вы не уйдете! – пакостно хихикнул старичок, - Я вас вокруг да около водить буду! Я вас в заблуждениях заплутаю – аха-ха-ха!
- Слышь дед, а ты кто вашпе? – вопросительно изогнул бровь Георгий.
- Я? Баб Ягович! – гордо ответил старик.
- Баб… кто?
- Ягович, – старик насупился.
- Еврей что ли? – оживился Фима.
- Баб Ягович, потомок той самой бабы, – еще больше насупился старичок.
- Какой бабы?
- Ну… та, что с костяной ногой… и ступой.
- Аааа… ну, ладно, как скажешь. А ты кто?
- Ягович… Баб Ягович…
- Точно еврей! – перебил Фима. – Ну шалом тебе, Ягович!
- Я Баб Ягович! Потомок той самой Бабы Яги! Бойтесь меня, трепещите и ужасайтесь!
Старичок поднял ручонки к небу и заорал дурным голосом. Раскачиваясь и подвывая, отбивая босыми ступнями, чечетку, Баб Ягович прыгал по поляне как заправский шаман, оленеводческой бригады, бормоча «Тундра-Тундра-а» Взметнулся ветер, пригнул к земле верхушки деревьев, резко потемнело, потянуло ночным холодом…

Бойцы почему-то не впечатлились, со скукой поглядывая на взмахи и подвывания старика. Кто-то уже сидел на траве, почитывая газетку, кто-то просто равнодушно посматривал на часы, и зевал, прикрывая рот кулаком. А Фима, тихо подошел к старичку и, положив руку на плечо, спросил:
– Я, конечно, дико извиняюсь. Позвольте полюбопытствовать, когда будет конец оперы? У меня сегодня последний взнос по кредиту, надо успеть… а шо поделать, – развел он руки, – даже поцанчик, как я, имеет кредит в банке, а не счет.
На последнем слове боец внезапно скрутил деда и залепил ему рот кляпом.
– Ну вот, другое дело! - Фима повернулся к командиру. – Гоша, какие будут желания?
- Вперед – командир оглянулся. - Чую, где-то тут малец. И поторапливайтесь, скоро начнется. Успеть бы. – Георгий посмотрел на небо.
- А с этим шо делать?
- Пусть поспит. Полезно. Маску закрепи только.

***
- Так ты откуда, мальчик? Как звать тебя?
- Меня Санька зовут, приехал к бабушке погостить. Заблудился. А вообще-то я вас и искал! Хотел снимок сделать.
- Ну, делай снимок. – пушистый зверь ехидно показал клыки.
- Спасибо, – щелкнув затвором фотоаппарата, «Папарацци» положил камеру в рюкзак. – А вы кто? Мутант?
- Нет, я Леший, хозяин этого леса, а дорогу я тебе покажу, вон, видишь, тропка? По ней иди, пора тебе…

Санька шел вслед за Лешим и не замечал, как над ним, перепрыгивая с ветки на ветку, следуют невидимые бойцы. Лишь едва заметное дрожание воздуха, похожее на полуденное марево, выдавало их передвижения.

Мальчик не помнил, как вышел на дорогу, как его подхватили добрые руки Георгия, как его осторожно положили на носилки, и отряд побежал к приземлившейся на поляну вертушке… Он крепко спал и прижимал рюкзачок к груди.

***
На следующий день взвод шагал в столовую, горланя речевку:
- Гуси-гуси, га-га-га!..
Еремеев проводил бойцов взглядом, усмехнулся в усы:
- Вот жеж… гусятки. Михалыч совсем лютует со взводом.

В руках у Еремеева отчет от командира особого взвода, капитана Лебедева, в котором тот кратко описал действия своих солдат в аномальной зоне.

«Мол, докладываю - мои перевертыши и полукровки нашли и вывели мальчика из аномальной зоны, имитируя сказочных персонажей, так как у него в рюкзачке была книжка про гусей-лебедей.
Ефим Финкельштейн, обернулся речкой и всю дорогу, пока вел через газовые аномалии, помогал мальчику дышать чистым кислородом, дабы не отравился, как это случилось с жителем деревни Кузьмой Яговичем, пропавшим неделю назад.
Алексеев Семен перевернулся яблонькой, накормил ребенка антидотом и снабдил дистанционным навигатором модели «Яблоко-оz».
Георгий Мандрагор, командир операции, мой заместитель, принял свой настоящий облик – мохнатого, ушастого зверя, и довел мальчика до вертолета, где его уже ждала бригада врачей.
Следом несли на носилках горемычного Кузьму Яговича, жителя деревни Раскудымка, надышавшегося в аномальной зоне ядовитыми парами и бегавшего по лесу, изображая потомка сказочной бабы Яги.»

Еремеев крякнул:
– Ну, Лебедев! Как всегда не по форме написал, да чего уж там. Беда с этой аномальной зоной, периодически гражданские забредают, а там ядовитые пары из коры просачиваются, сколько он натерпелся, пока к нему на блок-пост взвод не прислали. Чудеса… иногда и не верится, однако, Лебедев командир хороший, а бойцы его, свое дело знают.

***
Повариха Лидочка выглянула из кухни, выплеснула из ковшика воду и, ладошкой прикрыв глаза от солнца, глянула на небо. По небу, сквозь белые облака, летел огромный лебедь. На спине лебедя смутно угадывались фигурки бойцов.
- Мм, опять кто-то из гражданских, в зону потопал, раз «гуси» Лебедева на задание полетели. Эти найдут, это точно. Вот был случай недавно, сбежали из зоны два рецидивиста…


Конец.

Голосов: 28, Автор: HOMJAKADZE_, Участник №1 Голоса
"Гуси-лебеди"

Под ногами лежало растерзанное тело моей бывшей хозяйки, а сам я, склонив голову к мохнатому плечу, смотрел, как передние лапы мои превращаются в руки и огромные когти втягиваются в окровавленные скрюченные пальцы.
Я тяжело вздохнул, и руки повисли плетьми. Всё было кончено. И теперь осталось только найти мальчика, похищенного ведьмой.
Я чувствовал его. Его запах бил мне в ноздри невыносимо до самого последнего мгновения, пока я окончательно не превратился из волкодлака в человека. Но теперь я знал, что мальчик - в доме.
Я переступил через тело убитой ведьмы и подумал, что с минуты на минуту до её дома в лесной глуши доберётся и девушка - сестра мальчика. А мне совсем не хотелось, чтобы она увидела, что тут произошло и кто я на самом деле такой… Поэтому пора было разобраться с её братишкой и уходить отсюда.


****
…. Скорее всего, Алёна даже не помнила тех далёких дней, когда я увидел её впервые в этом самом доме ведьмы. Тогда её так же, как и ныне брата, похитили из деревни для колдовских обрядов. Она была необыкновенной красавицей, и я решил, что в жизни не видел никого прекраснее. Однако, не оставалось сомнения, что ведьма её не пощадит и погубит, используя её кровь для заклинаний. Но пока ведьма готовилась к колдовским таинствам, она заставила пленницу прясть пряжу в ожидании страшной смерти. Девушка сидела за прялкой ни жива ни мертва, одеревеневшими пальцами превращая кудель в нитку. Веретено постоянно падало у неё из рук и, скорее всего, она сразу же умерла бы со страху, появись я перед ней в одном из своих обличий, в которых служил ведьме. Поэтому, царапнув когтями по дверному косяку, я ударился об пол и обернулся мышью, маленькой и безобидной. Подбежав к девушке, сказал:
- Беги, красавица, я за тебя буду прясть. Беги не оглядывайся по кабаньей тропе, а я пока ведьму отвлеку.
Она посмотрела на меня огромными ясными глазами, и мне показалось, что моё бешено застучавшее сердце сейчас разорвёт маленькое мышиное тельце…
И только через несколько лет я решился прийти к этой девушке в деревню, приняв человеческое обличье…


****
….. – Ты не понимаешь! Ведьма похитила его! – рыдала Алёна на моём плече. – Похитила братца моего! Моего маленького братца! Я отвлеклась всего лишь на минуту, взгляд отвела, заплясалась с подруженьками… А её прихвостни проклятые, Гуси-лебеди, унесли моего братца с собой! Что же я наделала?!
Я осторожно погладил её по волосам. Она всегда была такая своевольная, такая горделивая… всегда прикрывала свой страх за спесью. А теперь он вырвался наружу, подпитываемый давнишними ужасными воспоминаниями.
- Она убьёт его! – причитала сквозь рыдания Алёна. – Убьёт моего братишку. Что же станется с моими родителями?! И как же страшно ему сейчас там, в том ужасном доме!
- Не плачь, милая. Всё будет хорошо, не плачь…
Но рыдания продолжали сотрясать её с головы до ног.
- Как ты можешь понять?! Я же была там… была там… О, мой маленький брат…
- Не плачь, Алёна. Я найду твоего братишку. Всё хорошо будет.
Она вдруг замерла.
- Как же ты найдёшь его скоро, коль дороги не знаешь?! – она отстранилась и резко смахнула слёзы. – А я знаю, знаю одну кабанью тропу, которая через лес аккурат к избушке ведьмы ведёт!..
- Алёна! – я подался к ней, но она отступила.
- Как можешь утешать, коль не ведаешь, как сердце разрывается от горя о брате?! Знаешь ли, как люблю его?!
Она развернулась и побежала от меня прочь, оставив стоять в одиночестве у кромки леса, где мы обычно с ней встречались. Я же попятился в сень листвы, провожая её взглядом, но как только стволы берёз скрыли меня, ударился оземь и обернулся быстрокрылым соколом. Быстрее ветра взвился я ввысь - и лес и деревня внизу стали как на ладони. И также и Алёнушка, которая уже бежала по дорожке в чащу.
Стрелой мчался я в теле сокола до избы ведьмы, а по дороге просил всех, кто встретится девушке на пути, не показывать той верную дорогу сразу. Я же вскорости был уже на месте. Сокол мой ударился о землю как раз в тот миг, когда ведьма, почувствовав моё появление, вышла на крыльцо.
- Ага. Пожаловал, тварь лесная. Чую, боишься, что прознает девка твоя, кто ты такой, кем был и кем являешься, кому она слова ласковые говорила, кому взгляды нежные дарила. Зверю лесному, птице поднебесной, человеку без имени не из рода человеческого. Предал ты меня уже ни единожды, так сейчас зачем явился?
- Убить тебя! – произнёс я. Голос мой на последнем слове превратился в звериное рычание. Тело словно взорвалось изнутри, увеличившись и покрывшись серой шерстью. Лицо вытянулось и превратилось в зубастую морду волка-оборотня. Я поднялся на задние лапы и рявкнул так, что птицы испуганно сорвались стаями с верхушек сосен. Здоровенные когти блеснули в багряных лучах садящегося солнца, когда я бросился на оцепеневшую, словно вросшую в крыльцо, ведьму…


****
… Я схватил Алёну за руку и побежал к Речке, непрестанно посматривая на небо. Хозяйка зачарованных птиц, Гусей-лебедей, уже погибла, но от них самих можно было ожидать чего угодно. Уж мне ли не знать!
- Отведай моего молочка с простым кисельком, - тем временем произнесла Речка. – Тогда помогу вам, укрою…
Алёна уже хотела рассержено топнуть ножкой, но я сжал её руку:
- Просто отведай, - тихо попросил я.
Ах, как хотелось мне самому разобраться с этими птицами в небе, так пугавшими мою любимую, но не мог я при ней раскрыться. Увидеть скорбь и ненависть в её глазах – это было выше моих сил. Алёна посмотрела мне в глаза. И сейчас в них было столько нежности.
- Хорошо, - кивнула она. – Я сделаю, как скажешь.
И Речка укрыла нас, загородила высокими берегами. И мы сидели, обнявшись, слушая биение наших сердец. Её сердце билось так отчаянно громко, наполненное волнением за найденного братишку, руки которого она не в силах была сейчас отпустить, что я слышал его даже на расстоянии.
Знаю ли я волнение её сердца? Так спрашивала она меня некоторое время назад. Знаю ли такую любовь?
Знаю ли?
В этот раз преследовавшие нас птицы пролетели мимо, но в пути от Речки до деревни нам все равно пришлось еще пару раз просить помощи у Печки и у Берёзы. Они тоже спрятали нас в обмен за услугу. Но теперь Алена не перечила мне, не прекословила, делала так, как просил, и всех благодарила за помощь.
Знали ли они, как велика её любовь? Знали ли, как велико её доверие к тому, кто помогал ей ради спасения её брата?
В конце концов, мы благополучно добрались до деревни, а Гуси-лебеди так нас и не настигли, улетев ни с чем. В избе Алёна отёрла лицо брата чистым рушником с вышитыми символами-оберегами, приговаривая скороговоркой ласковые слова. Потом она омыла ему руки и ноги, покрытие дорожной пылью. Одела его в чистую рубаху, опоясала красным поясом, обняла и заплакала, целуя в русую макушку.
Мог ли я понять глубину её любви? Я, зверь, который так никогда ей и не открылся. И никогда теперь не откроюсь во веки веков. Знаю ли я такую любовь?
К воротам подъехала телега – вернулись матушка и батюшка Алёны. Они подошли к крыльцу, и я впервые увидел их так близко.
-Матушка! – Алёна бросилась к родителям.
- Всё ли хорошо было без нас, доченька? – спросила женщина, улыбнувшись и взяв дочку за руки.
- Братец, хорошо ли всё у нас было? – спросила Алёна, робко глянув в мою сторону.
Прости, прости меня, любимая! Прости за то, что не успел… Прости за то, что не смог остановить… Братец твой, милый братец твой, был уже мёртв, когда я пришёл к ведьме… И как бы я ни раздирал её в клочья, как бы ни казнил… всё было уже кончено. Я уже слышал его запах… мёртвого твоего брата…
Прости меня, милая… но я обещал, что ты никогда не будешь плакать. Никогда я не позволю тебе слёзы лить о потере человека, которого ты так любишь...
- Нет, сестрица, - улыбнулся я. – Ничего страшного не случилось. Сестрица моя всегда рядом была. А я уж никогда не буду её расстраивать.
Я взлохматил свою мальчишескую русую голову и улыбнулся, как мог счастливее.

Голосов: 23, Автор: HOMJAKADZE_, Участник №5 Голоса
На улице темнело. Девочка включила в комнате свет, потому что ее младший брат боялся темноты. На телефон пришло сообщение от матери: «Задерживаюсь на работе, вернусь поздно. Не забудь проверить дверь, никому не открывай. Целую. И не забудь накормить брата». И вот так каждый день, подумала девочка. Она разогрела в микроволновке пирог, который сделала еще днем. Позвала брата, но тот не захотел, он смотрел мультики. Может, яблоко будешь, спросила она у брата, но тот лишь промолчал. Захочет есть – поест. Оставлю ему все на столе.

Девочка съела свою порцию, помыла за собой посуду и пошла в свою комнату. Посмотрев новости на своей странице и отправив пару сообщений, она почувствовала сонливость и пошла спать. Брат все еще смотрел свои мультики. Она быстро заснула.

Тук-тук… Тук… Тук-тук-тук... Тук-тук…

Странный звук разбудил ее. Она осмотрелась и увидела источник звука. На окне сидел голубь и стучал клювом по стеклу. Напугал. Телевизор в соседней комнате все еще работал. Надо отправить его спать.
Девочка пошла в гостиную, но брата там не оказалось. Ну вот, даже телевизор за собой не выключил. Она выключила телевизор и отправилась на кухню, проверить поел он или нет. Подойдя к кухонной двери и прикоснувшись к ручке, она заметила что-то странное. Как будто за ней кто-то следил. Боковым зрением она заметила едва уловимое шевеление в противоположном углу. А затем, то ли ей показалось, то ли действительно было так, но в темноте появилась пара светящихся глаз. Девочка медленно открыла дверь, зашла на кухню и быстро закрыла ее на замок. Она попыталась найти место, где спрятаться. Вдруг дверца духовой печи резко распахнулась. Ее брат выбежал оттуда и прижался к ней, он весь дрожал от страха.

Ручка двери начала со скрипом поворачиваться. Хорошо, что она закрыла ее на замок. Но надолго ее не хватит. Надо было искать убежище. Она схватила брата за руку и потащила на балкон. Так как они жили на первом этаже, можно было вполне спокойно спрыгнуть с него. Она вылезла через окно балкона и, крепко обхватив брата, быстро вытащила его. Резкий грохот сломавшейся двери прибавил адреналина в крови. Они побежали вперед, быстрее вперед, подальше от дома. Она спрятались в подъезде соседнего дома. Начался дождь. Тихое недовольное рычание послышалось вдалеке, оно приближалось.

Тук-тук-тук – стучал дождь по крыше подъезда.

Тук-тук-тук – стучали от страха их сердца.

Тук-тук-тук… Тук-тук… Тук…

Вся в каплях пота девочка очнулась от кошмара. Сердце продолжало бешено стучать. А на окне сидел голубь и стучал клювом по стеклу… Тук… Тук… Тук..

Голосов: 16, Автор: HOMJAKADZE_, Участник №6 Голоса
Гуси-Лебеди
(оборотни – люди, что превращаются лишь в одного зверя. (пр. волк, рысь, мышь)
Перевёртыши – люди, что могут принимать обличия разных животных или людей.)


Город Мисула жил несколько иной жизнь нежели остальные «нормальные» города. В нём всегда жила тайна, которую разгадывали многие, но увы не могли вынести за пределы города. Всё же человек – не кошка, у него есть лишь одна жизнь.
Молодая девушка Лана вернулась в родную Мисулу спустя год путешествий по миру. Она повидала многие забавные места с целью найти некий цветок, что мог бы уничтожить эту «зловещую» тайну города. И что же заставит красивую, молодую и умную девушку искать цветы не знаю где? Конечно же – месть…
Интересно, что за тайна? Этот город целиком населён оборотнями. И как в уважающем себя королевстве – у них есть король (точнее королева) и все остальные. Когда-то, эта королева, по совместительству имеющая облик горной рыси устрашающих размеров, свергнула Короля-Волка, отца Ланы. Печально, однако такова жизнь.
Лана гордо шагала по улицам города. Она не обращала внимания на разные слухи, что крутились вокруг её персоны. Их было так много, что её мемуары точно стали бы бестселлером. Но это больше не волнует её. Она знает, что в её рюкзаке есть нечто судьбоносное для каждого обитателя города. Копьё Судьбы…Хотелось бы, но это всего лишь Призрачная Орхидея. Для кого-то давно потерянный вид прекрасных цветов, но для Ланы единственный шанс сделать свой голос решающим, ведь это яд для сильнейших оборотней. Кому он предназначается? Вероятнее всего – её отцу.
В её доме по-прежнему было тихо. Весь шум остался в прошлом году. Её мать наблюдала за дочерью из-за занавески на втором этаже. Она никогда не обращала должного внимания детям. Её отец прошел мимо неё даже не взглянув. Стоило ожидать такой реакции после всех неприятностей, что она доставила. Младший брат, Макс, выглянул из комнаты. Ему едва исполнилось десять. Он приветственно улыбнулся, затем вновь скользнул за дверь.
На следующий день дом и вовсе опустел. Лана всю ночь думала об идеальном исполнении своей мести. Во дворе играл Макс. Его друзья, в облике серых волчат, потягивали его за одежду в сторону калитки.
− Макс! Играй во дворе! Я скоро вернусь! – приказала Лана. Брат немного погрустнел, но утвердительно кивнул.
Лана вышла со двора. Говорят, пройденные пути никуда не ведут. Стоило ей помнить об этом. За холмом уже виднелся скромный домик. Воспоминания сами собой нахлынули, да так, что Лана остановилась в сотне метров от него. Как и ожидалось, всё ещё слишком больно вспоминать, всё еще слишком хочется отомстить. Она никогда не думала, что способна так любить.
− Я смогу вернуться, когда уничтожу его. Подожди немного, Джек.
Она вернулась довольно быстро. Макса больше не было на улице. Как и ожидала, он не послушал её. Девушка решила проверить свой тайник, затем пойти искать его. Но, к её удивлению, под полом, куда она спрятала орхидею – было пусто. Рявкнув от злости, Лана выдохнула и принюхалась. Странно, но запах вёл к лесу где оборотни проводили ежегодную охоту. Эти зловещие игры сыскали жуткую популярность. Все готовились, тренировались, откармливали выбранную добычу, поэтому соваться в лес перед охотой было странно. Но запах понемногу пропадал. Лана глянула на небо. Несколько лебедей, двое из которых держали маленького чёрного волчонка, неслись к лесу. Неужели опять эта королева? Должно быть послала слежку за ней. Наверняка орхидея у Макса, оставалось лишь бежать за ним.
Лана глубоко вдохнула. Тело жутко скрутило. Последнее, что она слышала был хруст костей. Затем мир стал немного другим. Уже на четырёх лапах, Лана, или же довольно внушительный черный волк бежал за стаей лебедей. Она старалась не упускать их из виду, но густые деревья вскоре заставили её потеряться. А лес и правда был устрашающим. Даже посреди дня, тут было ужасно темно. Оборотни выбрали его неслучайно. Отсюда никто не слышит жуткие крики. За неделю они выбирали троих людей. Их отводили в лес и оставляли у выбранного места вместе с провизией. Им давали время сойти с ума из-за безысходности. Затем, двенадцать оборотней, начинали на них охоту. Может показаться, что это просто, однако ночью, вместе с одичавшими от одиночества и страха людьми, они забывали кто монстр. Иногда оборотней тоже убивали. В такие моменты, становилось страшно жить. Этих людей так и не находили, ведь от них ничего не оставалось. После долгой погони, победители получали еще и обед.
Пробежав ещё несколько метров Лана учуяла, а вскоре и увидела, первую жертву предстоящей охоты. К большому камню, немного напоминавшим старую печь, был прикован молодой парень. Он подавлено глядел в пустоту потягиваясь к куску ржаного хлеба.
− Черт, уберите от меня этот хлеб…Я хочу мясо! Костицу…отбивную…даже курица сойдёт…АААА!!
Подойдя к нему Лана удостоилась несколько безумной улыбки.
− Пришли проведать? Так вот…О чём я? Ах, да…МЯСО!
− Ты не видел стаю лебедей? – да, говорить в облике волка она тоже умела. Это получалось как-то, само собой.
− О, это ведь как курица! – он вновь засмеялся. Его рука была окровавлена от попыток выскользнуть из кандалов, но похоже безуспешно.
− Просто скажи куда они полетели!
− Да вы издеваетесь! Видеть не могу этот хлеб! Заберите его себе! Вот, попробуй! – он швырнул в Лану куском ржаного хлеба и засмеялся. Девушка нервно зарычала, затем побежала дальше, понимая, что толку от него мало.
На её пути вновь возник пленник. Очевидно, что как и предыдущий кандидат, этот не будет говорить с оборотнем. Лана решила вернуться к человеческому облику. Это было не так больно, как наоборот, что немного радовало. На этот раз она увидела девушку, привязанную к дереву. С него то и дело падали яблоки которыми она и питалась. Её глаза были спокойнее чем у предыдущего, похоже яблоки её не очень и беспокоили.
− Ты не видела стаю гусей?
Девушка устало подняла голову и глянула на неё. Отчаяние, страх и … смирение. Словно ожидала конец. По подсчётам Ланы охота должна быть следующей ночью. Но она не похоже на жертву готовую на всё. Ей даже стало неуютно. Она понимала, что её убьют без особой борьбы, она даже не станет убегать.
− Помо…
Лана сбежала прежде чем она попросит освободить её. Поддавшись минутной слабости, она могла бы нарушить закон, ведь приговорённых никто не смеет освобождать.
Третий кандидат нашёлся также быстро. Мужчина среднего возраста. Его привязали к деревянному мосту, что был построен над узким ручейком больше для красоты. Он был по пояс в воде, полностью продрог, но всё еще пытался вырваться. В его взгляде была жажда мести и отмщения, он уже знал, как поступит с теми, что издевались над ним.
− Вы не видели стаю лебедей? – спросила она. Но лишь увидев её мужчина закричал.
− Иди сюда! Ты такая же как эти монстры? Иди и хлебни этой тухлой воды!
Он разъярённо плескался в воде. Лана даже улыбнулась. Вот он возможно и выживет, хотя бы дольше продержится. Забавно, что с людьми делает заключение. Кто-то сходит с ума, кто-то может смириться, а некоторые готовят свою злобу для обидчиков.
Оставшись без надежды узнать о лебедях, Лана просто продолжила свой путь, пока не вышла из леса. Это был путь к дому королевы. Кто бы еще мог похитить Макса и орхидею. Девушка второпях добежала, затем без всяких церемоний ворвалась в её дом. Он был похож на некий зоопарк, ведь все слуги пребывали в зверином облике. Кошки, волки, рыси, павлины и даже змеи. Все эти оборотни явно не от хорошей жизни убирались в доме королевы. Но Лану не это заботило.
− Макс? Макс! – кричала она. Лана оглянулась. Королева наблюдала за ней. − Я пришла за братом.
− Конечно, конечно. Как поживает твой отец? Я знаю, что вы всё еще не помирились. Может пора принять моё предложение? Помоги мне избавиться от него и всё…
Когда-то Лана наотрез отказалась, но сейчас это казалось такой разумной мыслью, что она промолчала.
− Ты ведь хочешь видеть брата! Подумай хорошенько над моими словами. Можете пока поиграть вместе. – Лану проводили в соседний зал, где она видела, как Макс играет с лисой. Королева приказала оставить их наедине.
− И о чем ты думал, когда воровал мои вещи?! – завопила Лана. Было очевидно, что цветок теперь у Королевы.
− Простите…- внезапно их прервала мышка, которую так просто и не заметишь. – Вам нужно бежать из этого места! Вы ведь нашли Призрачную Орхидею и отдали её Королеве! Я видел, как она готовит отвар!
− Нет…Видишь, что бывает, когда не слушаешься?!
− И еще кое-что! Вы знаете, человека по имени Джек? – у Ланы перехватило дыхание. Она лишь грустно кивнула. – О вас ходило много слухов по городу. Мои друзья рассказали, что он теперь в темнице под старым домом за холмом!
− Но ведь отец убил его год назад…
− Они сказали, под домом, в самой дальней темнице живёт человек-Джек. Однажды я был там, он рассказал мне о девушке-Лане. О том, как она должно быть страдает считая его мёртвым! Освободите меня, и я помогу найти его!
Только сейчас Лана заметила, что и мышка была привязана. Она обрубила цепочку, затем схватила брата и выбежала из дома и вновь оказалась в лесу. Опустилась ночь. Стало ещё сложнее ориентироваться. Послышался вой. Похоже Лана ошиблась – охота началась этой ночью. Теперь, у неё есть 12 потенциальных угроз.
Как только девушка услышала шум воды, она также заметила, что гуси-лебеди преследуют её. Макс бежал позади, то и дело спотыкаясь. Мышка и вовсе пропала. Лебеди довольно быстро нагоняли её, похоже Королева не терпела, когда рушили её планы. На мгновение она задумалась, её наполняло некое волнение, перераставшее в счастье. Он жив! Не точно, но может быть жив! Именно поэтому она не заметила, как на неё набросился человек, сбив с ног и окунув в воду. Это была последняя встречная жертва.
− Говорил же хлебнуть воды!
Ей хватило сил лишь оттолкнуть его в сторону большего камня, речка была совсем неглубокая. Ударив голову, он перестал двигаться. Было опасно оставаться на одном месте, так что она вновь приняла облик волка. Макс уже убежал вперёд, мышка должна была быть с ним. Лана пустилась по запаху.
Как и ожидалось, вторую жертву тоже выпустили. Но в своих суждениях Лана ошиблась. Девушка стояла над окровавленным телом рыси и набивала его яблоками. Она продолжала пока шкура не натянулась, а Лана не вздохнула. Её заметили. В спешке она оглянулась, за яблоней прятался Макс. Мышки не было заметно, но сейчас Лана беспокоилась как бы выбраться из леса.
− Может, яблочко? – проговорила девушка и кинула им в Лану. Волчица зарычала.
− Макс, беги вперёд! Даже не оглядывайся! – мальчик вышел из укрытия. Он мгновенно превратился в черного волчонка и умчался прочь. Лана даже успела удивиться, её маленький брат превращался намного быстрее её, словно и не чувствовал никакой боли. Он должно быть сильно изменился за последний год.
Лана несколько раз обошла девушку изворачиваясь от летящих яблок, как вдруг на вторую жертву набросились два волка. Похоже кто-то будет делить добычу сегодня. Она убралась оттуда быстрее, чем они могли бы напасть на неё.
Первая жертва похоже также освободилась. Макса не было видно, Лана надеялась, что он нашел выход из леса. Вновь послышался вой. Волчица обернулась. Пусто, один лишь ночной лес.
− Как поживаешь? – за её спиной появился молодой парень, что жаловался на ржаной хлеб. Из своих цепей он сделал поводки, за которые тащил убитых волков. Похоже, в этот раз охота стала кровопролитной для зачинщиков. – Меня зовут Весёлый Роджер. Хочешь поиграть?
− Мы встречались с утра. Я не из охотников. Не видел пробегающего волчонка?
− Видел. Забери меня от этого хлеба, и я покажу. – он вновь указал на оставленную провизию. Среди нескольких буханок она заметила разодранное тело пумы. Нашел-таки мясо.
− Я выведу тебя из леса, обещаю.
Роджер побежал вперёд. Он нисколько не отставал от Лана в облике волка, что показалось ей странным, особенно потому что ему положено было быть уставшим и ослабшим. Так действует безумие? Вскоре они оказались у выхода из леса. Роджер указал направление и там они расстались. Возле дома Лана приняла человеческое обличие. Макс сидел на пороге. Похоже цел. Одного её взгляда хватило чтобы заставить его говорить.
− Прости, Лана. Но я не всё ей отдал! Правда! Несколько лепестков я закопал у яблони. Помнишь? Некоторые гуси-лебеди перехватили по яблоку! Ты ведь знаешь, что Королева делает с оборотнями, что не выполняют приказов? На неё тоже подействует!
Лана выдохнула. Она даже засмеялась. Как он мог додуматься? Это ведь так просто! Как только Королева съест своих подопечных, может прощаться с жизнью!
− Пойдём со мной, Мышка просила показать темницу! Она испугалась и побежала обратно!
Лана кинулась за братом. Оставив её возле дома и рассказав дорогу, Макс ушел. Она бродила по узкому коридору пока не уткнулась в единственную камеру. Внутри было пусто. Но как только она вошла внутрь, дверь закрылась, она сама оказалась пленницей. Как бы она не шумела, не била и не скребла, ей пришлось провести целый день взаперти.
Следующей ночью дверь открылась также внезапно, как и закрылась. Обессиленно Лана вернулась домой. Как обычно было тихо. Хотя на этот раз везде витал аромат крови. Первым делом девушка открыла дверь в кабинет отца. Он сидел за столом с простреленной головой и револьвером в руке. В соседнем кресле сидела знакомая фигуру. Молодой мужчина, что с интересом наблюдал за Ланой.
− Джек…Ты всё-таки жив! Но…Что…- она не знала с чего начать. С осознанием ситуации приходила новая злость. – Я считала, что мой отец убил тебя! Я думала ты мёртв!
− Забавно вышло, не так ли? Мне было интересно, когда ты поймёшь. Но ты всё медлила и медлила, я не выдержал! Твой отец очень хотел сохранить один секрет. Вот этот. – мгновенно Джек исчез изведу, а на его месте осталась уже знакомая мышка. Моргнув, Лана опять увидела Джека. – Спасибо, что освободила.
− Ты не человек…Так отец…
− Знаешь, ты была к нему жестока. Он просто помог маме вернуть сына домой, а дочь старался уберечь от…Ой, проговорился.
− Ты сын Королевы? Хотя, неважно. Зачем ты убил отца? – Джек довольно улыбнулся.
− Формально, я не убивал. У нас просто появился уговор. Я отпускаю его дочь, он не препятствует мне своим присутствием. Он сам согласился. Я могу показать больше! Следуй за мной.
Джек пошел словно он у себя дома, а не у Ланы. Думая о своих поступках, Лана бесшумно поплелась следом. Следующая комната принадлежала Максу. Мальчика, разодранного на куски положили на кровать. Лана отвернулась. Она наконец задумалась и кажется начала понимать. Она удивленно уставилась на Джека.
− Догадалась? Думал, опять объяснять придется. Да, он бы не догадался закопать орхидею у яблони, ты права. Я ведь похож. – на мгновение он стал Максом.
− Так ты перевёртыш…Но это легенда…Тот, что примеряет любое обличие…Как я могла не знать?
– Я бы не избежал подозрений, тем более будучи связанным в облике мыши, отправившись на поиски орхидеи. Кто тебе о ней рассказал? Верно, я.
− Ты заставил меня ненавидеть отца только бы найти способ уничтожить свою мать. – Лана балансировала между злостью и горечью. Они отправились в следующую комнату. На полу разложился знакомый Роджер.
− Узко мыслишь. Мама всегда ненавидела своего особенного сына. Позор и всё такое. Мой отец ведь человек. Ей не приходило в голову, что я особенный, а не проклятый. – он вернулся к лежащему трупу. − «Весёлый Роджер» ничего не напоминает? Честно, даже не знаю, как звали этого парнишку. К охоте его и правда отобрали, а вот потом…Это имя – название бара где мы познакомились. Я и правда намекал, довольно часто с момента освобождения.
Следующая комната отображала мать Ланы, обезглавленную. Она всё еще смотрела, как и всегда, безразлично. Лана всхлипнула. Когда-то, она мечтала, что Джек спасёт её от собственного кошмара, но сейчас…больнее всего оказалось то, что она действительно любила его.
− Ты ведь когда-то просила меня спасти тебя от них!
Войдя в собственную комнату, Лана незаметно вытащила нож.
− Ты рассказываешь всё это думая, что я не смогу ничего ответить? – замахнувшись она проткнула его грудь, затем колотила пока не оставила ни одного целого кусочка. Джек, казалось бы, не ожидал. Но минутное смятение быстро переросло в улыбку.
− Как раз наоборот. Это вполне в твоём стиле. – оказавшись за спиной девушки он скрутил верёвку вокруг её шеи. Лана задёргалась, она несколько минут старалась выбраться, но вскоре сдалась. Джек удачно подвесил её за лампу, предварительно подставив табуретку. Он недоговорил. Лана едва слышала его.
− По началу, я и правда хотел просто убить тебя…Но, в знак того что было, думаю ты заслужила знать правду. Тебе, наверное, интересно, любил ли я тебя? Скорее всего, да. Но всегда нужно выбирать между двумя ценностями…
− Ты не станешь королём…никто не признает убийцу…- прошептала Лана.
− А кого я убил? Королеву? Это ты нашла орхидею, это легко узнать. Твоего отца? Он сам спустил курок. Твоего брата? На его теле следы волка. Твою мать? А почему это не можешь быть ты? Жертву с охоты? Они даже не станут расследовать, иначе охоту придётся запретить. Может, тебя? Нет, ты повесилась в собственной комнате в доме полном трупов…Я даже сомневался, может не убивать тебя? Но нет, это должно быть идеальное преступление, иначе этот город не поверит. Как видишь, я чист.
− А корона не слишком тяжела?
− Лишь для того, что отрицает свою слабость. А у меня её сейчас не станет.
Легким ударом он толкнул табурет, а Лана закрыла глаза. Выйдя на улицу, Джек вздохнул полной грудью. Больше никаких сожалений. Он не убийца, он новатор. Вскоре жители Мисулы приветствовали нового лидера. Многоликого Короля.

Голосов: 13, Автор: HOMJAKADZE_, Участник №4 Голоса
Оберег

- Рэээээээкс!!!!!
Я открыла глаза. Сердце билось в грудной клетке, как пойманная птичка. Тело сковал ужас. По щеке катилась слеза.
Полежав пару минут, я пришла в себя.
Надо рассказать этот сон Мишке. До обеда. Чтоб не сбылся…

- Ну и сны у тебя! Может, ты ясновидящая?
- Да нормальная я. Нор-маль-на-я! Сколько раз можно повторять?!
Мишка посмотрел на меня пристально. Ничего больше не сказал. Развернулся и пошел домой. За ним, опустив мохнатую голову, плелся Рекс.

- Мам, да не переживай ты так! Я же взрослая уже!
- Все-таки на три дня уезжаем. Как-то боязно вас одних оставлять.
- Да чего боязно-то? Ваньку в садик, сама в школу.
- Тревожно мне. Неспокойно.
- Но с нами же будет Ба.
- На нее и надеюсь.

- Ваааань-кааааа!!!!!
Фух! Это всего лишь сон. Тогда почему так щемит сердце? И ноет в животе?
Я вышла в коридор. Прошла мимо бабушкиной комнаты, мимо пустующей спальни родителей и заглянула к Ваньке. Он тихонечко сопел во сне. Я поправила одеяло и прикрыла за собой дверь.
Было тихо. Дом спал. Я прислушалась. Показалось? Снова открывая дверь, я почувствовала небольшой сквозняк. Тюль в Ванькиной комнате развивался от легкого ветерка, окно было открыто.
Ваньки нигде не было…

На мой крик прибежала Ба. Она все поняла и без слов. Метнулась к окну и …

Я медленно-медленно стекла на пол. Время остановилось.
Что это было?!?!
Моя бабушка! Моя любимая, обожаемая Ба… На моих глазах…
Мой привычный мир рухнул. Разбился вдребезги. Исчез навсегда…

Лай Рекса вырвал меня из заторможенного состояния. Я услышала странный звук, похожий на крик птицы, и выглянула в окно.
Ванька парил в воздухе и спал, свернувшись калачиком, будто покоился на невидимой кроватке. Недалеко от него,
пытаясь вырваться из незримой западни, билась птица. Рекс рычал и пытался что-то схватить зубами.
Когда ему это удалось, птица вырвалась, вцепилась в спящего Ваньку когтями и взмыла вверх. Рекс ослабил хватку. Невидимое нечто подняло его в воздух и с силой ударило о землю.
- Рэээээээкс!!!!!
Я выскочила из окна и подбежала к нему. Из головы текла кровь, передняя лапа была сломана, из нее торчала кость. Рекс не двигался.

Что-то изменилось. Звуки исчезли, стало трудно дышать. Все вокруг стало туманом, и я увидела ИХ.
Как я могла их забыть?!
Мне было столько же, сколько сейчас Ваньке. Я играла во дворе, Ба готовила обед. Вдруг воздух заколыхался и
появились они. Манящие, чарующие, ласкающие, чуть раскосые. ГЛАЗА.
Я смотрела в них и чувствовала, что становлюсь легкой, как перышко. Меня потянуло в сон. И в этом сне я впервые увидела будущее…

- Ты прав, Михаил. Она - Оберег! Та, кто в ужасном видит прекрасное, - услышала я голос Ба. - Сколько же дней она
проспит в этот раз?

- Приснится же такое, - вслух произнесла я, потягиваясь в постели. За окном было чудесное утро: благоухал
жасмин, щебетали воробьи, ласково светило солнышко. В доме пахло пирогами - Ба готовилась к приезду родителей. - Как же хочется есть!!!
На террасе засмеялся Ванька:
- Бабушка, они такие забавные! Один воробей сказал, что слышал это от сороки.
Я насторожилась.
- Она видела, как большая птица несла в своих ногах… А у птиц лапы или ноги? Вот у Рекса лапы, а у птиц? Ноги? Рекс! Рекс пришел!
Я вздохнула с облегчением. Все-таки сон. А Ванькин незаконченный рассказ? Да мало ли что ребенок напридумывает!
Переодевшись, я вышла в сад. Ванька играл с Рексом. Оба были вполне себе здоровые и веселые. Вот только Мишки с ними не было.

- Да он в больнице. Подрался с кем-то, - сказала Ба.
- А надолго он там?
- Врач говорит, что завтра отпустит его домой. Ты же знаешь, как на нем все быстро заживает!

Мишку я нашла в процедурном кабинете. Голова его была перебинтована, а с руки снимали гипс…

Голосов: 9, Автор: HOMJAKADZE_, Участник №2 Голоса
Гуси-лебеди на новый лад

Яна Гавриловна, сорокалетняя круто-бёдрая и круто-характерная директриса крупного промышленного предприятия, закрылась в своем кабинете со своими телохранителями и начальником службы безопасности. Секретарше велено было никого не впускать. А между тем задание это было трудновыполнимое, так как еще с утра приёмную атаковали разъяренные рабочие. Выплата зарплаты в очередной раз задерживалась, и работники предприятия были на грани забастовки.
- Оленька, лучше впустите нас, - уговаривал уже на повышенных тонах старший смены шестого цеха. – Мои ж ребята двери снесут. Что эта Я-Га о себе возомнила? Она вообще собирается людям деньги выплачивать.
- У Яны Гавриловны как раз сейчас совещание по этому вопросу. Если Вы спокойно подождете решения, то вскоре все станет известно, - сочиняла на ходу секретарша. – Немного терпения. Не стоит накалять обстановку.
- Так она там только со своими гусями выпендрёжниками закрылась. Чем эти круглогрудые помочь в решении о выплатах могут?
- Фёдор Филипыч, пожалуйста, угомоните своих коллег. Дайте Яне Гавриловне хотя бы пару часов.
Секретарша Оленька спиной загораживала входные двери в кабинет, встречая неприятеля на грудь, между прочим, четвертого размера. Несколько расстегнутых пуговиц красиво оформили глубокое декольте, которое немного сдерживало возмущение, переводя пожар в сознании в совершенно другое русло. Мужчины, покружив недолго вокруг Оленьки, все же отошли на пару шагов от двери.
- Ну, хорошо, - сказал, прокашлявшись, Фёдор Филиппович. – Пару часиков мы тут посидим еще, подождем. Если Вы устроите нам чаю.
- Это я мигом, - улыбнулась секретарша самой лучезарной улыбкой, какую только способно было подарить ее не очень молодое уже, но все еще очаровательное личико.

***
Я-Га в своем кабинете в это самое время действительно решала со своими «гусями» денежные вопросы. Платить или не платить наглым работникам, задерживающим все сроки, поставленные свыше по выполнению госзаказа. Красивая женщина с пышными формами при тонкой талии сидела в кресле и нервно наматывала на палец локон своих роскошных каштановых волос.
- Если не заплатите, они могут и забастовку учинить. Вас тогда вообще по головке не погладят. Вы, Яна Гавриловна, сами, конечно, решайте. Но мой Вам совет – заплатите. А за ускорение работы и опережение по срокам премию обещайте, - забросив ногу на ногу, рассуждал нравоучительно начальник службы безопасности, а телохранители одобрительно поддакивали.
- Премию пообещать? – елейным голосом запела Я-Га. – Может мне им еще подарочки на Новый год под ёлочку положить? Вы, лебеди мои чернокрылые, что-то много разглагольствовать стали. Вам-то хорошо живётся. Вам вашу зарплату я плачу исправно в срок. Может, поменяетесь с работничками?
- Ну, что Вы опять в штыки нас встречаете? Мы ведь как лучше советуем. Будет забастовка, не выполнится госзаказ. Не успеете с госзаказом, больше Вам тендер не выиграть. И не только государственный, между прочим.
- Ох, Костя, ножом ты меня режешь, - уткнувшись в ладошку, всхлипнула женщина. – Это ж какой стресс. Никаких нервов не хватит. Я ж так могу снова в психушку загреметь. Ты об этом подумал?
- Конечно, подумал, Яна Гавриловна. Вам просто разрядка нужна. Мы Вам ребятеночка подыщем подходящего. Сиротинку никому не нужную для отвода души. Спустите пар, как Вы любите, и все нервы в норму войдут, - начальник службы безопасности уже стоял на одном колене возле директрисы и сжимал в ладонях левую кисть ее руки, а телохранители одобрительно кивали на его высказывания.
Я-Га посмотрела на них измученным взглядом и утвердительно кивнула. Через пару минут дверь в приёмную была открыта. На пороге оказалась нежно улыбающаяся женщина и ласково объявила о своем решении по выплате зарплаты и премировании тех цехов, которые все успели к сроку и о двойном премировании тех, которые и в будущем успеют и выйдут на опережение. Одобрительные рукоплескания восторженно встретили её речь.

***
Директриса отправилась домой пораньше. Ей необходимо было всё подготовить перед приёмом важного «гостя» и самой настроиться на приятный вечер. Костя, начальник службы безопасности, взял с собой парочку телохранителей из свиты своей хозяйки и отправился на вокзал, в поисках очередной жертвы садистских наклонностей чокнутой шизофренички.
- Кость, тебе детей не жалко? – тихо спросил один из телохранителей.
- Слышь, гусь, ты что-то много говорить стал, - обернулся к огромному шкафу двухметровый худосочный, высушенный, как обглоданная кость начальник и просверлил его грозным взглядом.
- Не зови нас гусями. Нам и от рабочих хватает этих кличек, - буркнул второй.
- Да вас как не назови, мозгов все равно не больше, чем у гусей будет, - прошипел Костя. – Если работа не нужна, можете сразу уходить. А без ребенка ведьма наша точно в дурку загремит, и тогда уж работа сама от вас уйдет. Выбирай.
- Ну, я просто спросил. Что и спросить нельзя что ли?
- Дяденька, дайте рубль на хлеб. Очень кушать хочется, - повиснув на рукаве пиджака одного телохранителя, жалобно просил чумазый цыганенок.
- Иди мальчик к мамке своей. Она кому-нибудь погадает и тебя накормит. Не зли дядю, этот дядя детей не любит, - хохотнул Костя.
Цыганенок зло на него посмотрел и ускакал прочь.
- Чем тебе малой не понравился? – спросил шкаф.
- Вот ты гусь и есть. За ним же весь табор пойдет. Я же говорил, нам сирота нужен, - прорычал начальник службы безопасности.
- Ладно. Понял, - фыркнул обиженный телохранитель. – А вон тот подойдет?
Тот, в кого шкаф ткнул пальцем, сидел в самом дальнем углу вокзала босиком, в оборванных штанах, с растрепанными волосами и держал перед собой на вытянутой руке кепку. Это был парнишка лет тринадцати, худенький, но не слишком. Видимо, недавно осиротел. Эту догадку подтверждал и наглый взгляд из-под густых ресниц, который он направил прямо на телохранителей, будто вызов от бедняка к богатым сытым мордам.
- Этот, вполне возможно, - Костя, немного помедлив, направился к пареньку. – Малыш, ты тут зачем штаны протираешь? Перед мамкой стыдно не будет, что попрошайничаешь?
- А у меня нет мамки, - верный ответ, тот, что и нужен охотникам. – И папки тоже нет. Я сам по себе теперь. Их, дядя, по пьяни, квартиру переписать на нехороших людей заставили и прирезали. Так что штаны мне тоже теперь только здесь протирать осталось. Ты, дядя, не умничал бы, а помог бы лучше материально.
- Я, малыш, могу тебе помочь, конечно. Могу сотку дать. А могу и работу предложить с крышей над головой. Что выберешь? – правильный разговор важная составляющая удачной охоты.
- А что за работа? – недоверчиво взглянув на Костю и его товарищей, спросил парень.
- У нашей хозяйки садовник вскоре на пенсию уходить собрался. Ему сейчас ученик нужен. Работы не мало, конечно. В саду с полсотни деревьев и много всяких кустарников и клумб разных. Тут и стричь кусты придется научиться, и узнать когда, что поливать. Зато жить будешь в огромном шикарном доме, где прислуга обедает теми же блюдами, которые подают хозяйке. Зарплата опять же хорошая. Пока по возрасту не дорастешь, в учениках походишь. А как трудоустройство станет возможным, подпишешь договор. Ну как?
Лапша, лапша, лапша – великое изобретение человечества. Её не только едят, но и отлично развешивают сушиться на ушах. Красиво накрученная Костей колечками на неокрепшие молоденькие ушки сиротки, она зачаровала парнишку и практически зомбировала. И вот он уже выходит из черной тонированной иномарки у ворот роскошного красавца-особняка. Вот он идет вдоль ухоженной тенистой аллейки, поднимается по мраморным ступеням на крыльцо, входит в дубовую с витражными стеклами двустворчатую дверь и оказывается в холле с высоченными потолками. Навстречу ему выходит очаровательнейшая женщина с божественной улыбкой на лице.
- Ах, бедняжка, ты откуда к нам? Костя, расскажи, что это за гость такой миленький у нас сегодня.
- Это Ваня. Парнишка сирота. Я пригласил его в ученики нашего садовника. Сами знаете, что Лев Львович давно на пенсию просится, - подмигнул хозяйке костлявый.
- Ах, этот Леший, все жалуется, что ему тяжело на старость лет стало. Помощник ему сейчас точно нужен. Что ж, Иванушка, - ласково пела женщина, - проходи и будь как дома. Если у нас понравится, то оставайся. Но сначала тебе помыться нужно, переодеться и причесаться. Марфуша милочка, проводи нашего гостя в его новую комнату на второй этаж и помоги с приготовлениями. А вы, лебеди мои чернокрылые, пройдите в мой кабинет, разговор есть дообеденный.
- То гуси, то лебеди. И чё нас пернатыми все делают, - пробурчал один из телохранителей.
- Радуйся, что вас петухами не делают, - рыкнул тихонько Костя, толкнув локтем ворчуна.

***
Я-Га торжественно восседала в кабинете на кожаном кресле и победно смотрела на притихших телохранителей. Огромные мужчины слегка сутулились под взглядом хозяйки и боязливо переминались с ноги на ногу. Кто знает, что задумала эта страшная женщина? С чего вдруг собрала всех в своем кабинете?
- Сегодня я выбросила огромную кучу денег, лебеди мои. Эти деньги заработаны кровью и потом, выстраданы годами посуточной тяжёлой работы. Вы знаете, милые мои, как я устаю, как мне сложно приходится все время думать, принимать решения, планировать и договариваться с нашими крышами. Вам известно, что я женщина хрупкая и нежная, тонкой душевной организации, что мне вообще волнения противопоказаны. Но сегодня именно вы убедили меня выкинуть баснословные деньги на ветер, поверить этому быдлу в то, что они успеют по срокам. Так что я не могу спустить вам с рук такую дерзость и лишить себя удовольствия наказать вас. Хотя как посмотреть? Для кого-то моё наказание, может быть, покажется вознаграждением и даже придётся по душе.
- Яна Гавриловна, не томите уже. Мы все тут уже тоже на нервах. Скажите уже, в чём наказание? – попросил Костя.
- Ты, как всегда, самый нетерпеливый, - ядовито улыбнулась Я-Га, и тут же сменила улыбку на нежную и ласковую, что сразу бросило всех присутствующих в дрожь. – Сегодня я устрою себе двойной праздник, лебеди мои. Я хочу развлечься не только с мальчишкой, но и посмотреть на ваши лица при этом. В моём любимом изумрудном зале все готово для утех, а так же расставлены стулья вокруг, специально для вас, для наблюдателей.
- Может нам лучше на мониторах понаблюдать? – спросил хриплым севшим голосом побелевший как полотно один из телохранителей.
- О, не-е-ет! Через монитор вы не услышите его крики, не почувствуете запах крови, не рассмотрите ужас в его глазах, не испытаете тот самый восторг, который испытываю я, когда режу своих жертв, когда поджариваю им пятки и откусываю их носы, - глаза сумасшедшей женщины пылали настоящим безумным пламенем, а телохранители обреченно вздыхали.

***
Вся охрана дома, во главе с начальником службы безопасности, все охранители драгоценного тела чокнутой ведьмы были собраны в изумрудном зале и рассажены вокруг колеса-распятья и стола с прикрытым пока еще инвентарем для пыток.
- Может, не стоило оставлять дом совсем без охраны? – шепнул Косте шкаф с зачатком мозгов.
- Львович присмотрит. Если что, даст сигнал. Сам бы свалил, если б можно было, - прошептал тот в ответ.
Но, тут двери открылись и в зал ввели с завязанными глазами парнишку. Костя встал и пошел навстречу, кивнув еще одному охраннику, чтобы тот помог.
- Проходи, Иванушка, - ласково говорила Я-Га. – Сейчас увидишь, какой шикарный стол мы накрыли специально тебя.
Желая сразу увидеть максимальный ужас в глазах парня, женщина сдернула со стола накидку, открыв обзор и для своих телохранителей. Те сразу отвлеклись от парня и с неподдельным шоком рассматривали всевозможные скальпели, щипцы, клещи, прутья, покореженные ножницы, плохо отмытые окровавленные с прошлого раза молоточки, зажимы, иголки, шприцы с какой-то жидкостью, небольшую пилу, кнут, дротики, веревку, дубину, увенчанную на конце торчащими гвоздями и многие еще приборы непонятного назначения. Я-Га подошла к парню и развязала повязку.
- Как интересно, - неожиданно улыбнулся Ваня. – Действительно стол просто шикарен.
Парень настолько оказался спокойным, и даже не пытался сбежать или кричать, а наоборот пошел к столу, рассматривая своеобразные блюда, что поверг в ступор и Я-гу и всех остальных присутствующих.
- Вы этим меня сегодня будете пытать? Круто! А можете начать с избиения кнутом?
- Что, прости? – Женщина растерянно смотрела на свою необычную жертву.
- Я говорю, хочу сначала кнут. Знаете, меня родители с детства к пыткам приучили. То окурки об меня тушили, то плетьми грели. Предков кокнули, и я даже затосковал. А тут Вы так кстати. А после кнута хотелось бы иголочки под ногти попробовать. Прикольные, наверное, ощущения, - парень погладил щипцы, потрогал окровавленный молоточек. – Здорово, что я к Вам попал.
- Даже не знаю, что тебе на это сказать, - пожала плечами Я-Га. – Ну, раз хочешь начать с кнута, можно и с него. Я не против. Все равно все, что на столе лежит чуть раньше, чуть позже, но на себе испытаешь.
- А потом можете в меня еще дротики покидать? Вот эти, - и парень взял со стола горсть дротиков.
Но в следующий момент произошло то, чего никто не ожидал. Ванька-дурачок молниеносно метнул поочередно дротики в головы, рассевшихся вальяжно на стульях, горе-телохранителей. Точные попадания в центр лбов, свалили с насестов «гусей» в подстулье.
- Минус десять, - радостно комментировал паренек, схватив со стола кнут.
Один щелчок кнута и Ваня выбил из рук Кости пистолет, который тот едва успел достать.
- Ты кто такой? – заревел Костя, а Я-Га неожиданно звонко завизжала от испуга.
- Оборотень я, дядя, оборотень, - еще пара щелчков выбила пистолеты у двух других охранников.
Все же численность была не равна, и грянул выстрел. Только парень успел увернуться, вовремя заметив, с какой стороны опасность. В этот момент двери в зал с обеих сторон раскрылись, и в комнату ворвалось человек пятнадцать в форме ОМОНа, а в окна влетело еще пятеро. Оставшихся восьмерых охранников, с Костей, хозяйкой и прислугой быстро скрутили и сопроводили в места далекие от свободы и благополучия.
Не сладко теперь гусям и костлявому в тесных серых грязных тюремных камерах. Вот только ведьме Я-Ге поспокойнее и поприятнее. Квартирка у нее беленькая чистенькая, стены мягкие, округлые, питание трехразовое, одежды белые с длинными рукавчиками на красивый бантик за спиной завязанные. Просто сказочная жизнь.

Автор конкурса
HOMJAKADZE_ Онлайн
Аватар HOMJAKADZE_
Дата начала конкурса 05/02/16
Заявки принимаются до 15/02/16
Дата начала голосования 16/02/16
Дата окончания конкурса 23/02/16

Вернуться к списку конкурсов
Пользовательское Соглашение | Жалоба на контент | Для правообладателей | Реклама на сайте | О нас
Read Manga Mint Manga Find Anime Dorama TV Libre Book Self Manga Self Lib GroupLe